Краснодар Четверг, 25 Мая
Телефоны рекламного отдела:+79002969643

Информационный портал «Блокнот Краснодара» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Краснодара, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Судебные тяжбы: с «МРСК Северного Кавказа» пытаются взыскать более 8 млрд рублей

Общество, 09.11.2016 11:15
Судебные тяжбы: с «МРСК Северного Кавказа» пытаются взыскать более 8 млрд рублей
На страницах журнала «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо­Кавказского федеральных округов» мы регулярно возвращаемся к теме финансового положения энергосбытовых компаний – гарантирующих поставщиков ряда регионов Северного Кавказа.

Оно по­-прежнему остаётся крайне непростым. Практически все гарантирующие поставщики этой территории который год подряд показывают неутешительные результаты. Большинство компаний либо находятся в состоянии, близком к банкротству, либо в отношении них уже введена процедура наблюдения.

Всё это в полной мере относится и к бывшему гарантирующему поставщику электроэнергии в Чеченской Республике ОАО «Нурэнерго», находящимся под управлением ПАО «МРСК Северного Кавказа».

История с банкротством хронически убыточного «Нурэнерго» тянулась с сентября 2012 года, когда в отношении компании была введена процедура наблюдения по иску ОАО «Мосэнерго». В результате, после сложных судебных процессов и нескольких кругов рассмотрения, определением Арбитражного суда Чеченской Республики от 31 июля 2015 года «Нурэнерго» было признано несостоятельным.

ОАО «Юридическое агентство «СРВ» в деле о взыскании задолженности с ОАО «Нурэнерго» на протяжении многих лет представляло интересы 10 различных генерирующих компаний. В числе основных кредиторов – и публичное акционерное общество «Энел Россия».

Разумеется, введение процедуры наблюдения в отношении ОАО «Нурэнерго» было крайне невыгодно его кредиторам. Банкротство компании значительно повышало риски невозврата средств клиентам «СРВ» и целому ряду других поставщиков электроэнергии. Кроме того, приостанавливалось исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, в том числе снимались аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения активами. Однако факт остаётся фактом: определением Арбитражного суда Чеченской Республики от 31 июля 2015 года в отношении открытого акционерного общества «Нурэнерго» введена процедура наблюдения, а временным управляющим утверждён Рахмани Д.К.

Новый поворот в деле о банкротстве ОАО «Нурэнерго» был связан с исковым заявлением о взыскании убытков публичного акционерного общества «Федеральная сетевая компания» (ПАО «ФСК ЕЭС») – российской энергетической компании, основным видом деятельности которой является передача электроэнергии по Единой национальной электрической сети России.

ПАО «ФСК ЕЭС» – дочернее зависимое общество ОАО «Россети» – также является одним из кредиторов ОАО «Нурэнерго».

По мнению истца, ПАО «МРСК Северного Кавказа» ненадлежащим образом исполняло свои функции единоличного исполнительного органа ОАО «Нурэнерго». При этом Управляющая организация своими действиями причинила Обществу убытки в сумме свыше 8,2 миллиарда рублей. Как было указано в заявлении, в соответствии с п. 2 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», единоличный исполнительный орган общества, управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причинённые их действиями или бездействием.

При этом правом на обращение с исковым заявлении о взыскании убытков обладают, в том числе, акционеры, владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещённых обыкновенных акций общества. В связи с тем, что ПАО «ФСК ЕЭС» является акционером ОАО «Нурэнерго», владеющим почти 77 процентами обыкновенных размещённых акций Общества, ПАО «ФСК ЕЭС» решила воспользоваться предоставленной действующим законодательством возможностью.

В адрес ПАО «МРСК Северного Кавказа» со стороны ПАО «ФСК ЕЭС», как акционера, выступающего в интересах ОАО «Нурэнерго», была направлена претензия от 28 декабря 2015 года с требованием о добровольном возмещении причинённых убытков. Претензия была получена 15 января 2016 года, однако ответ на претензию от ответчика в адрес ПАО «ФСК ЕЭС» не поступил.

Руководствуясь положениями Федерального закона «Об акционерных обществах», ПАО «ФСК ЕЭС» попросило Арбитражный суд Чеченской Республики взыскать с ПАО «МРСК Северного Кавказа» в пользу ОАО «Нурэнерго» убытки, причинённые «недобросовестными и неразумными действиями» в сумме 8,2 миллиарда рублей. Расчёт суммы причинённых убытков был приложен к исковому заявлению. Конфликт между ПАО «ФСК ЕЭС» и ПАО «МРСК Северного Кавказа» вызвал общественный резонанс и неоднократно освещался в прессе. При этом «Россети» посчитали иск противоречащим корпоративным принципам.

В марте 2016 года ПАО «Россети» разместило официальный пресс-­релиз, в котором выразило серьёзную озабоченность позицией ФСК, и было склонно оценивать её действия, как несистемные. Поскольку в текущих финансовых условиях локальные интересы предприятий, находящихся под государственным управлением, не могут противоречить задаче сохранения социально­-экономической стабильности и безопасности страны, говорилось в заявлении «Россетей».

Также отмечалось, что по внутреннему регламенту подобные вопросы должны решаться во внесудебном порядке. Подчёркивалось, что ФСК находится в профицитном финансовом положении, «с учётом объёмов находящихся на счетах предприятия денежных средств и финансовых вложений (более 60 миллиардов рублей на 31 декабря 2015 года)».

В заявлении «Россетей» было сказано и о том, что ОАО «Нурэнерго» находится в управлении «МРСК Северного Кавказа» около 10 лет, и на протяжении последнего времени в силу исторически крайне низкой платёжной дисциплины на территории Чеченской Республики предприятие относится к числу планово­убыточных активов.

«В связи с этим вызывает недоумение, почему вопрос формализации и взыскания ущерба приобрёл такую актуальность для основного владельца компании в лице ПАО «ФСК ЕЭС», имеющего возможность определять все основные направления деятельности ОАО «Нурэнерго» и избирать органы его управления, только сейчас. Подобные действия объективно наносят ущерб финансовой устойчивости электросетевого комплекса СКФО», – отмечалось в пресс-­релизе.

Так или иначе, но исковое заявление о взыскании убытков было принято к рассмотрению Арбитражным судом Чеченской Республики. Определением суда от 12 мая 2016 года производство по делу было приостановлено. Это было мотивировано невозможностью определения размера убытков, а именно: на момент рассмотрения заявления не сформирован реестр кредиторов должника, не проведена инвентаризация и оценка имущества должника, не определена начальная продажная цена имущества должника, не завершено формирование конкурсной массы, не произведена реализации активов, соответственно не произведены расчеты с кредиторами.

Однако, приостановка производства по делу для ПАО «МРСК СК» была невыгодна. Компанию больше бы устроило оставление иска ПАО «ФСК ЕЭС» без рассмотрения или полное прекращение производства по делу. Поскольку для «МРСК Северного Кавказа» исковое заявление о взыскании убытков, помимо, финансового ущерба означало ещё и удар по репутации. Для защиты своих интересов руководство компании обратилось за помощью к ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

Специалисты Юридического агентства всесторонне исследовали вопрос о возможности взыскания убытков с ПАО «МРСК СК» в рамках дела о банкротстве ОАО «Нурэнерго» №А77­1351/2009.

Они пришли к выводу, что в соответствии с пунктом 53 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 г. N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим, а также о возмещении убытков, причиненных должнику, могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве. Лица, в отношении которых подано заявление о возмещении убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, связанные с рассмотрением названного заявления, включая право обжаловать судебные акты. По результатам рассмотрения такого заявления выносится определение, на основании которого может быть выдан исполнительный лист.

Таким образом, по мнению Юридического агентства «СРВ», с момента введения в отношении ОАО «Нурэнерго» процедуры наблюдения требования о взыскании с управляющей организации должника убытков могут быть заявлены исключительно в рамках дела о банкротстве.

При этом, в соответствии с абзацем 3 пункта 5 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», заявление о возмещении должнику убытков, причиненных ему его учредителями (участниками) или его органами управления (членами его органов управления), может быть подано в ходе конкурсного производства, внешнего управления конкурсным управляющим, внешним управляющим, учредителем (участником) должника, а в ходе конкурсного производства также конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Однако процедура конкурсного производства или внешнего управления в отношении ОАО «Нурэнерго» введена не была. Более того, не было оснований полагать, что в отношении ОАО «Нурэнерго» данная процедура будет в обязательном порядке введена, а приостановление производства по делу возможно до определенной даты или до события, которое неизбежно должно наступить.

Юристы указали, что в соответствии с частью 1 статья 143 АПК РФ 1. Арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.

Таким образом, приостановление производства по делу возможно только до рассмотрения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом. Между тем, как было указано выше, заявление о взыскании убытков с контролирующего органа должника рассматривается в рамках того же дела о банкротстве.

Что же касается процедуры наблюдения, то в этом случае у суда не имеется оснований для рассмотрения заявления о взыскании убытков с контролирующего органа должника, которое может быть рассмотрено исключительно в стадии конкурсного производства или внешнего управления, следовательно, требования ФСК ЕЭС должны были быть оставлены без рассмотрения.

Аналогичная правовая позиция отражена в постановлении ФАС СКО от 25 сентября 2012 г. по делу №А53­2241/2011. При этом, по мнению специалистов ОАО «Юридическое агентство «СРВ», суд первой инстанции совершенно правильно указал, что на текущий момент невозможно определить перспективы рассмотрения требований о взыскании убытков.

Действуя от имени одного из крупнейших кредиторов ОАО «Нурэнерго» – генерирующей компании ПАО «Энел Россия» – юристами «СРВ» была подготовлена и направлена в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд апелляционная жалоба на определение Арбитражного суда Чеченской республики о приостановлении производства по делу от 12 мая 2016 года по делу А77­1351/2009.

Судебное определение было названо необоснованным и незаконным сразу по ряду оснований. В частности, помимо аргументов, изложенных выше, в апелляционной жалобе указывалось, что в соответствии с подпунктом 1 пункта 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 г. N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» при рассмотрении обоснованности заявления о признании должника банкротом непосредственными участниками спора среди прочих являются все лица, чьи заявления о признании должника банкротом были приняты судом к рассмотрению.

В соответствии с частью 1 статьи 34 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсные кредиторы являются лицами, участвующими в деле о банкротстве. Частью 2 указанной статьи установлено, что указанные в пункте 1 настоящей статьи лица в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, вправе обращаться в арбитражный суд с ходатайством о назначении экспертизы в целях выявления признаков преднамеренного или фиктивного банкротства и совершать предусмотренные настоящим Федеральным законом процессуальные действия в арбитражном процессе по делу о банкротстве и иные необходимые для реализации предоставленных прав действия.

Как следует из материалов дела, определением от 11 сентября 2015 года Арбитражный суд Чеченской Республики принял к производству заявление ПАО «Энел Россия» об уточнении требований к заявлению о включении в реестр кредиторов ОАО «Нурэнерго», а определением от 13 апреля 2016 года ПАО «Энел Россия» было включёно в третью очередь реестра требований кредиторов ОАО «Нурэнерго». Однако 11 мая 2016 года в судебное заседание по рассмотрению указанного заявления представитель конкурсного кредитора ПАО «Энел Россия» не был допущен в связи с отсутствием, по мнению суда, необходимых полномочий. Хотя суду была предоставлена доверенность на представление интересов от имени общества, содержащая необходимые полномочия по представлению интересов общества в арбитражном суде.

По мнению специалистов ОАО «Юридическое агентство «СРВ», так поступать суд был не вправе. Статья 34 Закона о банкротстве относит кредиторов к лицам, участвующим в деле о банкротстве. Ещё более широкий круг прав данной категории кредиторов очерчен в пункте 30 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. N 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 г. N 296­ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Он гласит, что статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Если толковать данный пункт буквально, то кредиторы, заявившие свои требования к должнику, обладают всем объёмом полномочий, которыми наделены кредиторы, чьи требования включены в реестр.

Таким образом, ПАО «Энел Россия» просило Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд отменить определение Арбитражного суда Чеченской Республики о приостановлении производства по делу №А77­1351/2009 от 12 мая 2016 года и рассмотреть вопрос по существу. А заявление ПАО «ФСК ЕЭС» о взыскании с ОАО «Нурэнерго» убытков – оставить без рассмотрения.

Апелляционная жалоба на определение Арбитражного суда Чеченской республики от 12 мая 2016 года также была подана от лица ПАО «МРСК Северного Кавказа».

С вынесенным определением ПАО «МРСК Северного Кавказа» было не согласно, ссылаясь на следующие основания.

Во-­первых, иск был подан лицом, не имеющим права подачи искового заявления о взыскании убытков при управлении ОАО «Нурэнерго». Так как при данных обстоятельствах, а именно введении наблюдения в отношении ОАО «Нурэнерго», иск о взыскании ущерба мог быть подан временным управляющим, а не акционером должника ПАО «ФСК ЕЭС», что является процессуальным нарушением со стороны подателя иска и основанием суду отказать в его удовлетворении.

Во-­вторых, ПАО «ФСК ЕЭС» не были соблюдены нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при подаче иска. В частности, в своём исковом заявлении ПАО «ФСК ЕЭС» указывает нормы ст.ст. 223­225 АПК РФ, однако данные нормы не предусматривают основания подачи и рассмотрения иска ПАО «ФСК ЕЭС», так как не регулирует данные требования в связи со следующим.

Согласно нормам ст.ст. 223­225 АПК РФ (глава 28 АПК РФ) предусмотрен порядок рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве), право на обращение в суд по делам о несостоятельности (банкротстве). Однако на день подачи иска ПАО «ФСК ЕЭС» в интересах ОАО «Нурэнерго» к ПАО «МРСК Северного, как было выше указано, определением Арбитражного суда Чеченской Республики от 31 июля 2015 года в отношении ОАО «Нурэнерго» было введено наблюдение.

То есть, ПАО «ФСК ЕЭС» руководствовалось нормами статьей АПК РФ (ст.ст. 223­225 АПК РФ), регулирующие правила подачи заявлений о несостоятельности (банкротстве), которые в данном случае не являлись основаниями для подачи иска о взыскании убытков с ПАО «МРСК Северного Кавказа».

Также внимание суда было обращено на следующее обстоятельство. Исходя из предмета и оснований требований, заявленных ПАО «ФСК ЕЭС» к ответчику о взыскании ущерба, спор, рассматриваемый в рамках настоящего дела, является корпоративным, подлежащим рассмотрению по общим правилам искового производства, но с особенностями, предусмотренными арбитражным процессуальным законодательством (часть 1 статьи 225.2 АПК РФ).

Были и претензии к указанию в исковом заявлении ссылок на законы и иные нормативные акты, а также полноту указанных в заявлении сведений. При таких обстоятельствах, по мнению заявителя, определение Арбитражного суда Чеченской Республики от 12 мая 2016 года нельзя признать законным, обоснованным и мотивированным, а сам акт вынесен с нарушением требований главы 20 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представители ПАО «МРСК Северного Кавказа» просили Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд отменить определение Арбитражного суда Чеченской Республики от 12 мая 2016 года, вынесенного по делу №А77­1351/2009. А также принять новый судебный акт о прекращении производства по иску ПАО «ФСК ЕЭС» к ПАО «МРСК Северного Кавказа» в интересах ОАО «Нурэнерго» о взыскании убытков.

Суд апелляционной инстанции внимательно изучил представленные сведения. 26 июля 2016 года Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд опубликовал полный текст постановления по результатам рассмотрению жалоб ПАО «Энел Россия» и ПАО «МРСК Северного Кавказа».
Проверив доводы апелляционных жалоб, отзыва на них, исследовав материалы дела, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд нашёл определение суда от 12 мая 2016 подлежащим отмене.

В своём постановлении суд указал следующие основания.

Суд первой инстанции, приостанавливая производство, не учёл разъяснения п. 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», согласно которому с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим, а также о возмещении убытков, причиненных должнику – юридическому лицу его органами, могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве.

Из этого следует, что заявление о возмещении убытков, причиненных должнику – юридическому лицу его органами, может быть предъявлено в суд с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства, а не только на стадии конкурсного производства или внешнего управления.

Ответственность, установленная ст. 10 Закона о банкротстве, является гражданско­правовой, поэтому убытки подлежат взысканию в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.Согласно положениям ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение убытков является мерой гражданско­правовой ответственности, и ее применение возможно при наличии определенных условий. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинно­следственную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

Таким образом, заявитель в силу ст. 65 АПК РФ должен доказать обоснованность своих требований, в том числе определить размер убытков, причиненных должнику.

С учетом этого, поскольку прерогатива доказывания обоснованности требований в данном случае лежит на заявителе, вывод суда о невозможности рассмотрения настоящего заявления до введения в отношении должника процедуры конкурсного производства и совершения мероприятий, предусмотренных на стадии конкурсного производства, является необоснованным.

Кроме того, в данном случае Законом о банкротстве не предусмотрено оснований для приостановления производства по заявлению о возмещении убытков.

При указанных обстоятельствах, по мнению апелляционной инстанции, оснований для приостановления производства по заявлению ПАО «ФСК ЕЭС» у суда не имелось.

В итоге, руководствуясь статьями 266, 268, 270, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд постановил определение Арбитражного суда Чеченской Республики от 12 мая 2016 года отменить и направить дело в Арбитражный суд на новое рассмотрение.
Напомним, именно эти требования были указаны в апелляционных жалобах, подготовленных с участием ОАО «Юридическое агентство «СРВ» от лица ПАО «Энел Россия» и ПАО «МРСК Северного Кавказа».

Направление дела в Арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение, безусловно, в интересах ПАО «МРСК СК». Так как в этом случае исковое заявление о взыскании убытков ПАО «ФСК ЕЭС» в итоге может быть оставлено судом без рассмотрения, а производство по делу прекращено.

О дальнейшем развитии событий мы обязательно расскажем в одном из следующих выпусков журнала «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо­Кавказского федеральных округов».


Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Правовые новости СРВ  
Краснодарский крайюридическое агентство СРВправовые новости
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое