Краснодар Понедельник, 10 Августа
Общество, 21.10.2016 11:55

Иван Ковалев: Я - человек технический

Иван Ковалев: Я - человек технический
Его имя нечасто упоминается в прессе. Разве что, в контексте освещения работы ставропольского краевого правительства, в ходе реализации крупных промышленных проектов или строительства объектов экономики и социальной сферы.

За этой подчёркнутой непубличностью высокопоставленного чиновника – многолетняя привычка обходиться без лишних слов. Действительно, есть люди, о которых больше говорят дела. Тем не менее, мы постарались преодолеть рамки официального образа и пообщаться с ним, в том числе, о той стороне жизни, что обычно скрыта от журналистов.

– Иван Иванович, буквально накануне нашего интервью вам исполнилось 65 лет. От лица редакционного совета журнала «Известные люди Юга» поздравляю вас с юбилеем. Как отметили эту дату?

– Спасибо за поздравление! День рождения, конечно, не является прямой заслугой самого родившегося. Честно говоря, не совсем понимаю, с чем именно поздравляют человека, когда ему исполняется определённое количество лет.

Хотя, на этот раз дата мне запомнилась, поскольку меня поздравили очень нестандартно и интересно. Сын разбудил в четыре утра, когда на улице было ещё темно, и предложил поехать с ним. Мы сели в машину и отправились за город.

В итоге я свой день рождения встретил на высоте 1700 метров на воздушном шаре. Мы смотрели, как над землёй восходит солнце, и я о многом думал в то утро. В частности, сделал один вывод, и с высоты прожитых лет, и с высоты нашего полёта. Я понял, что главное в жизни – это люди, которые тебя окружают. Те, для кого ты дорог, и кто, в свою очередь, дорог тебе самому. Другие ценности – должности, материальные блага – они, безусловно, занимают своё место, но по-настоящему близких людей, друзей не заменит никто и ничто.

Знаете, и в своей работе, и в целом в жизни, я всегда строил отношения на личном контакте и понимании. Решая любой производственный вопрос в коллективе, нужно, в первую очередь, понимать друг друга, тогда все профессиональные дела пойдут значительно проще. Это красная нить, которой я следую.

А ещё я сделал вывод, что я очень счастливый человек. Потому что, работая в разных городах, организациях, на разных постах, я всегда был окружён, и это я говорю искренне, порядочными, добрыми, чуткими и профессиональными людьми. Даже если вы сейчас зададите вопрос: а у вас были недруги, я не вспомню ни одного имени. Это и везение, и счастье.

– Почему так мало ваших интервью? Не любите общаться с прессой?

– Наверное, просто так сложилось. Я человек технический. Поэтому, и в работе, и в быту любые проблемы стараюсь решать, структурируя стоящую передо мной задачу. Рисую графики, стрелочки, чтобы всё было наглядно.

И в этом смысле, для меня главное – результат. Скажем, если стоит задача обеспечения ремонта или строительства какого-то объекта, то результатом должны быть качественно выполненные работы. А всё сопутствующее – общественные, политические факторы – конечно, тоже важны, но без технического построения и структурирования работы задачу не решить и результата не достигнуть.

Поэтому, когда меня спрашивают о чём-то, я с удовольствием могу высказать своё мнение о том или ином проекте, дать по нему информацию, рассказать о том, что сделано. Говорить же о будущих делах и о каких-то потенциально возможных заслугах – не моё.

– Строитель – это династия или вы самостоятельно выбрали эту профессию?

– Семейным делом это нельзя назвать. У меня старший брат Виталий Иванович – он строитель. Мы с ним в разное время окончили одно учебное заведение. А родители в строительной отрасли никогда не работали. Отец – тоже Иван Иванович – много лет был на руководящих должностях. Мама – Мария Яковлевна – занималась домом и семьёй.

Так получилось, что я окончил строительный факультет Дагестанского политехнического института, и по схеме распределения молодых специалистов был направлен на работу в город Новомосковск Тульской области. Попал на крупную всесоюзную стройку химического комбината. В то время это было крупнейшее в Европе предприятие такого рода. И на его строительстве я отработал более 20 лет, пройдя все ступени производства – был мастером, прорабом, начальником участка, главным инженером, начальником строительного управления, управляющим строительным трестом «Новомосковскхимстрой».

Это знаменитый трест, и я был самым молодым управляющим в Советском Союзе. Мне было всего тридцать два года, когда я возглавил восьмитысячный коллектив треста после ухода на пенсию прежнего руководителя – Героя Социалистического труда Александра Ивановича Мужичкова. В каком-то смысле, моё назначение было экспериментальным.
Мы занимались строительством объектов большой химии. Это довольно сложные инженерные сооружения, среди которых не существует двух одинаковых, и эта работа дала мне огромный профессиональный опыт. Параллельно вводили в строй значительные объёмы жилья, создавали социальную инфраструктуру.

– Как был проложен мостик от строительства к государственной службе и работе в органах исполнительной власти?

– Спустя 20 лет после начала работы в строительном тресте, меня перевели в Тулу на работу в областной комитет КПСС. Я был заместителем заведующего отделом строительства.

Однако, прежде чем стать чиновником, в моей жизни был ещё один этап, связанный с эпохой конца перестройки, когда начала формироваться новая отечественная банковская система. Предложили возглавить Сберегательный банк в Тульской области. Я получил второе высшее образование – финансовое, и затем более шести лет был начальником управления Сбербанка. В самое сложное время для банковской системы, в начале девяностых годов.

А потом по приглашению губернатора Тульской области Василия Александровича Стародубцева – знаменитого общественного и политического деятеля России – я возглавил главное управление строительства Тульской области, и вскоре был назначен на должность заместителя губернатора. Занимался вопросами строительства и жилищно-коммунального хозяйства.

В дальнейшем, после ухода Стародубцева, меня пригласили в правительство Москвы, которое тогда возглавлял Юрий Михайлович Лужков. Сегодня горжусь тем, что мне приходилось в жизни работать с такими людьми.

– С Лужковым было интересно?

– Скажу так. Если отбросить в сторону все «теневые вещи», о которых впоследствии писали, о них ничего не знаю, и говорить о Лужкове только, как о руководителе, считаю его очень большой величиной. Удивительный, инициативный, сильный, знающий своё дело человек. После совещаний, которые он проводил, я мог, придя домой, часами рассказывать об этом и делиться впечатлениями.

Но моим непосредственным руководителем был Владимир Иосифович Ресин – руководитель строительного комплекса города Москвы. Это не человек, глыба. Много лет проработал в строительстве. И по его поручениям я занимался объектами в городах Золотого кольца России: Углич, Переславль-Залесский, Ростов Великий и других. За счёт средств бюджета Москвы там строились гостиничные комплексы высокого уровня. Мы возводили эти объекты, и потом столица передавала их в дар этим городам.

Ну, а потом я был приглашён на работу на Ставрополье.

– Вы помните своё первое впечатление от края?

– Здесь нужно пояснить, что значит для меня Ставрополье. Мой отец – из Минеральных Вод. А в Дагестан наша семья попала из-за того, что отца в своё время перевели туда работать директором хлопкового завода. Тогда эта отрасль активно развивалась. И когда дети – то есть, я и мой брат – разъехались, родители вернулись на Кавминводы. До конца своих дней они жили там, где и похоронены.

Поэтому, много лет работая в Центральной России, в Москве, я постоянно приезжал к ним на Ставрополье. И наш край мне очень давно знаком.
Что касается краевого центра, то со Ставрополем я подружился и понял этот город через работу. Стал вникать в стройки, в дела, знакомиться с людьми, и так сложился этот этап моей жизни.

Постепенно в крае происходили перемены, менялся и круг моих задач. Сегодня я работаю уже с седьмым губернатором, если считать другие регионы страны. Они все – очень разные люди, и каждый из них, конечно, по-своему интересен и силён, у каждого из них я набирался и опыта, и знаний.

– Вас можно назвать трудоголиком?

– Я как-то подсчитал, сколько лет провёл на работе, а сколько в отпуске, и соотношение получилось далеко не в пользу отдыха. Я не считаю, что это правильно. Наверное, надо более рационально распоряжаться своим временем и иногда отдыхать, но уж так получилось.
Я отработал 43 года, четыре раза менял место жительства, а в отпуске в общей сложности был года три. В заслугу себе это не ставлю, но, тем не менее, это, наверное, говорит о том, что работа для меня не только долг, но и прямой интерес, и удовольствие.

– В разное время вы были министром ЖКХ, министром промышленности, министром строительства. На каком направлении работы труднее всего? Какая из должностей самая «расстрельная»?

– В основном я работал в строительном блоке и курировал строительную отрасль. Но что касается сложности, то вы поймите: не в должности дело, дело в состоянии отрасли. И, конечно, сегодня сложнее всего на жилищно-коммунальном направлении.

Я много лет этим занимаюсь. Всегда на острие стояли вопросы обеспечения работы коммунального комплекса в зимний период, вопросы подачи воды, бесперебойного энергоснабжения, и всегда ситуация была на грани фола. Это не только в Ставропольском крае, так обстоят дела во многих других регионах, и большинство проблем связано с самой структурой коммунального хозяйства и, в какой-то мере, с неправильной схемой финансирования этих отраслей. Я так считаю. Кроме того, сегодня отрасль находится в очень сложном положении из-за сильной изношенности. И все потуги зачастую сводятся к решению локальных задач, а отрасль требует реорганизации.

– Сейчас жилищное строительство, даже, несмотря на кризисные явления, продолжает переживать небывалый подъём. В чём, по-вашему, минусы этого процесса?

– Я уверен, что жильё сегодня должно строиться по потребности. Надо смотреть специфику каждого города. Например, если мы говорим о курортах Кавминвод, то обеспечение жильём там должно идти с учётом их особенностей. Город-курорт не может бездумно расширяться за счёт привлечения новых жителей со стороны. Жильё в этом случае должно строиться для того, чтобы обеспечить комфортное проживание тех людей, которые работают в курортной сфере, обеспечивают работу инфраструктуры.

И в некурортных городах, на мой взгляд, жилищное строительство тоже должно быть определено параметрами плана развития. Нельзя же строить жильё просто так. Люди должны работать, быть обеспечены социальными услугами, детскими садами, школами и т.п. Все эти вопросы должны быть урегулированы.

Между тем, многие годы наобум устанавливались плановые задания в квадратных метрах с их постоянным ростом. Считалось, что надо строить больше, больше, больше… Я думаю, каждое муниципальное образование в крае сегодня чётко должно понимать, сколько жилья требуется населению, какова динамика роста его численности, какова стратегия развития поселения. Исходя из этого, надо строить то количество домов, которое действительно необходимо.

Второе. Я глубоко уверен, что сегодня очень многие инструменты для регулирования строительного комплекса применяются неправильно. Мы упускаем главное: строительство вообще и жилищное, в частности, – это, прежде всего, инженерный вопрос. Который и решаться должен с инженерной точки зрения. То есть, необходим грамотный подход к соблюдению нормативов, к обеспечению парковками, к прокладыванию дорог и транспортных развязок, к учёту нагрузки на коммунальные сети, и другим важным для комфортного проживания вещам.

Третий момент – это структурный контроль за ходом строительства. К сожалению, сегодня действующим законодательством определено так, что мы не можем применять непосредственные меры воздействия на строителей. Например, остановить стройку за нарушение технологий, техники безопасности, неправильной организации стройплощадки и так далее. Сегодня это громоздкий процесс, сопряжённый с длительными судебными тяжбами. За это время страдают люди, например, обманутые дольщики. А ведь их проблема – решаемая. И не путём войны с нерадивым застройщиком, когда факт обмана уже случился, а законодательно. Скажем, сделав долевое строительство государственным. Чтобы органы управления могли непосредственно влиять на него. И была бы недопустимой ситуация, когда какая-то сторонняя строительная организация берёт на себя полномочия строителя, заказчика и сборщика денег с жителей в одном лице

– А можно ли вообще полностью изжить такое явление?

– Да мы обязаны это сделать! Но, к сожалению, одних региональных сил на это не хватит. Нужны изменения в федеральном законодательстве. И сегодня, заметьте, об этом уже говорится на самом высоком уровне. 

– Сейчас принимаются генеральные планы городов Ставропольского края. В чём концептуальное отличие новых стратегических документов от существовавших ранее планов?

– Прежние генпланы устарели. Сегодняшняя динамика развития наших городов высока. Изменились транспортные потоки, жилищное строительство, как мы уже говорили, находится на подъёме, поменялась логистика. И города испытывают очевидные сложности: пробки, дефицит парковок и многие другие. Решение этих проблем должно быть заложено уже на этапе планирования. То есть, каждая территория должна застраиваться в соответствии с генпланом, где все моменты, о которых я сказал, будут предусмотрены.

Ещё одна сложность – что делать с уже построенными микрорайонами, не обеспеченными инфраструктурой. Поэтому в новые генпланы закладывается, скажем, дорожное расширение, строительство близлежащих детсадов, школы, обеспечивающие соблюдение нормативов и жизненный комфорт.
И, наконец, генеральный план должен учитывать перспективу развития городов и их районов. В этом случае должны закладываться новые источники энергообеспечения, строительство новых производств для создания рабочих мест и тому подобное.

Генеральный план у руководителя муниципального образования должен висеть на стене, на самом видном месте. И все решения в строительном блоке должны приниматься в строгом с ним соответствии.

– Риторический, но не устаревающий вопрос: что нужно, чтобы эти планы не нарушались?

– Просто не нужно их нарушать. Каждый на своём месте, я имею в виду руководство города, края, отраслевых органов власти, контролирующих организаций, правоохранительных структур, должен за этим следить.

Сегодня ведь многие строительные компании зачастую наплевательски относятся к различного рода нормам и правилам, и законодательные бреши позволяют им делать это. Например, ни для кого не секрет, как, имея в собственности участок под индивидуальное жилищное строительство, застройщик может на этой площадке возвести высотное здание. А потом через судебные решения узаконить его. Нанеся колоссальный инженерный вред городу, так как здание не просчитано по нагрузкам на коммунальные сети, на транспортную инфраструктуру.

Конечно, и око муниципального надзора должно быть в этих случаях гораздо более зорким. А то начинают бить в колокола, когда здание уже построено. Неужели раньше никто не замечал, как оно строилось? И почему ничего не предпринималось на стадии выдачи разрешения?

– Иван Иванович, расскажите немного о своей семье. Получилось передать любовь к строительству по наследству, или дети выбрали другую профессию?

– У нас с женой сын, и он не стал строителем, пошёл по другой стезе. У него экономическое и юридическое высшие образования, работал в системе «Роснефти», сегодня состоит на государственной службе, работает в краевом министерстве энергетики, промышленности и связи. Супруга Виктория по профессии медик, так что от строительства далека и она.

Но в семье по мужской линии прослеживается другая связь, не строительная. Отца моего, как я уже сказал, звали Иван Иванович. Я, соответственно, тоже Иван Иванович. Сына моего зовут Иван. И внука назвали Ваней. Специально так получилось или нет, но выходит, что в нашем роду – все Иваны.

– Вы любите готовить? Есть ли предпочтения в кухне?

– У меня нет нелюбимых блюд, а значит, и явных предпочтений. Я простой в этом плане человек – ем, что дают. Наверное, в быту со мной легко.

– Вы чем-нибудь ещё увлекаетесь в жизни, кроме профессиональной самореализации?

– Я считал и считаю спорт очень важным для человека. Живя на Кавказе, занимался вольной борьбой, играл в футбольной команде «Динамо – Махачкала». У меня были способности к лёгкой атлетике, в частности, показывал хорошие результаты на «стометровке», в прыжках в высоту. С тех пор без физической нагрузки просто не могу обойтись. Это даёт ни с чем не сравнимое ощущение, что ты есть, что ты живёшь. Поэтому регулярно бегаю, стараюсь плавать.

А что касается увлечений, то, как человек технического склада, я с детства любил держать в руках отвёртку, паяльник и другие инструменты. Где бы я ни жил, у меня дома обязательно должна быть маленькая мастерская. Много лет я занимался электроникой, сегодня собираю радиоуправляемые авиамодели. Когда есть свободное время, могу уйти в это занятие с головой, быть в мастерской до трёх ночи, вообще до утра. Строю полные аналоги существующих в реальности самолётов с бензиновыми двигателями. Потом запускаю их в небо. Когда ты управляешь моделью с размахом крыла в два с половиной метра, это доставляет большое удовольствие и снимает стресс. Так интереснее жить.

– Что для вас сегодня Ставрополь и Ставропольский край?

– Скажу искренне, здесь я нашёл своё место. Я считаю, что я дома. И все мои чувства, все ощущения тоже мне говорят об этом.


Беседовал Алексей Марьясов






Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Известные люди Юга Краснодар  
Краснодарский крайСтавропольский крайизвестные люди юга
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое