Краснодар Вторник, 09 августа
Общество, 31.08.2021 15:30

На дне Краснодара: как одинокая пенсионерка-инвалид живет в руинах и голодает

В Краснодаре на улице Гаражной есть один неприметный, полуразрушенный дом с кривым и ржавым заборчиком. Там, в ужасных условиях, живет пенсионерка-инвалид Огнева Юлия Васильевна, о которой «Блокнот Краснодар» стало известно из паблика в инстаграм @typodar. В публикации содержатся фотографии и призыв к неравнодушию:


Гаражная.jpg


- Хочется помочь этому человеку дожить свой век достойно, и я готова звонить в службы, но здраво понимаю, что помощь от людей куда быстрее, - пишет администратор публичной страницы. - Уважаемые подписчики, может у кого-то есть предложения и идеи, а так же возможность помощи одинокому человеку. Я верю в людей, и верю, что вместе мы сможем сделать жизнь одного брошенного человечка чуть светлее.

Сотрудники редакции «Блокнот Краснодар» купили нескоропортящиеся продукты. Наш корреспондент отправилась проведать старушку. Нужный дом нашла быстро – на него сложно не обратить внимания, особенно, если не живешь в окрестностях этой улицы или не ходишь по ней пешком. На калитке не нашлось ручки, толчкам она тоже не поддавалась. Однако внизу в воротах был вырезан маленький прямоугольный проем, закрытый вырезанной частью забора снаружи и фанерным листом изнутри. Пока я топталась у забора, во дворе послышалось шуршание.

Что ж, я пришла в гости к женщине, которая не ходит и не ждала гостей: вряд ли она распахнет границы владения, возьмет гостинцы и пригласит на чаепитие. Но, она там! 

 typodar_240699142_652832496119882_3139696863349118476_n.jpg

Фото: @typodar

Хозяйка скромных владений посмотрела на меня добрым любопытным взглядом. Я, присев напротив неё, улыбнулась и несколько секунд смотрела ей в глаза. Далее произошел диалог:

  - Здравствуйте, я принесла вам покушать.

- Правда? А что?

- Ну, разное.

- А можно я посмотрю? А там есть печенка? – у старушки блеснули глаза, как у ребенка в предвкушении новогоднего подарка, когда она осторожно заглянула в пакет.

- Нет, печенки нет. Но там есть пюрешка и говяжьи котлетки.

- О, говяжьи – это хорошо, спасибо большое! Я позже покушаю.

    Я предложила занести пакет в дом, Юлия Васильевна согласилась и еще раз поблагодарила. Назвать эти руины без окон, дверей и пола домом сложно. Вы только посмотрите на фото!

 typodar_240631801_528318358272569_2777045473370666039_n.jpg

Фото: @typodar

Когда я вошла в помещение, в нос ударил запах сырости и тухлятины. Вместо пола - несколько трухлявых досок ДСП. Но, старушка живет здесь давно – с 6 лет своих, и это ДОМ, который строил её отец. На стенах висят милые натюрморты, на полуразрушенном старом камине – иконки и фотография погибшего сына. И сама хозяйка не похожа на алкоголичку, лишь на одинокую и беспомощную женщину.

 typodar_240742582_922948021766500_7166938703140357880_n.jpg

Фото: @typodar

typodar_240698119_358459159160326_6798053673306169458_n.jpg

Фото: @typodar

Вспомнив Горьковское "...Человек! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… " (из пьесы «На дне»), я присела на пороге рядом с ней прямо на грязную тряпку, не жалея чистых джинс.

Мы познакомились и побеседовали. Старушка рассказала, что голодает – но искренне верит, что если будет кушать, то обязательно снова встанет на ноги. Она также понимает, что условия, в которых она живет, опасны, и ремонтом уже не исправить. Работникам соц. служб не доверяет, но мечтает уехать к внучке до зимы. Жаловалась на то, что женщина, которая живет за забором, забирает ее пенсию.

Юлия Васильевна читала мне свои стихотворения и пела. Петь она очень любит, а вот послушать ее некому кроме кошечки, с которой она живет. Уходя, я вытащила огромный мешок мусора, из-за которого бабушку одолевали мухи. Кстати, не смотря на отсутствие условий, она набирает воду из крана во дворе и купается.

Я боялась увидеть, как женщина передвигается. Однако, радостная от еды и общения, она поползла меня проводить. Она сидит на одной подстилке, перекладывает рядом другую и при помощи рук передвигает туловище на нее, а затем подвигает поближе ноги.

Когда шок после посещения пенсионерки прошел, я позвонила в отделение центра социального обслуживания по Западному округу (КЦСОН). Там пояснили, что Юлии Васильевне помощь и обслуживание предлагали не раз, и каждый раз она наотрез отказывалась:

- Мы знаем эту бабушку и регулярно посещаем ее, крайнее число – 20 августа. С комиссией она даже общаться отказывается, а против воли мы ничего сделать не можем. Ее соседка приходится ей родственницей, также у нее есть внучка. Огнева Юлия Васильевна – 1939 года рождения, то есть ей за 80, - рассказали в социальной службе.

На мой звонок в учреждении отреагировали мгновенно – социальный работник приехал к ней в этот же день, и в очередной раз попробовал уговорить её переехать в специальное учреждение. Тур Михаил Андреевич - работает в  КЦСОН по Западному округу и давно работает с этой подопечной.  То, что я узнала от него, повергло меня в шок снова.

- Юлия Васильевна живет так уже достаточно давно. Ей нравится, когда ее жалеют. Она выползает на улицу, чтобы привлечь внимание. И каждому, кто её пожалеет - рассказывает разные истории. Люди часто звонят  нам и её родственникам, - пояснил Михаил Андреевич.

Из рассказа соцработника стало также известно, что ещё в 90х она отправила сына в тюрьму и запила с пожилой соседкой. Когда соседка скончалась, в её дом въехали другие люди. А Юлия Васильевна вернулась в свою избушку, в которой потом устроила пожар. Сын её - отсидел и вернулся, а затем тоже умер. Соседка с другой стороны - племянница героини материала, периодически приходит к тетке и убирает пропавшую и испорченную еду, которую приносили сердобольные люди. Портится еда потому, что старушка ее не ест - говорит, что "все отравленное".  А ещё, в Ростове у старушки сестра есть. И внучка - живет в Краснодаре.

- Инвалидности у неё нет, чтобы оформить инвалидность, нужно пройти врачей. А врачей Юлия Васильевна боится как огня. А пенсию у нее никто не забирает - она прячет ее, потом иногда забывает. Но, поверьте - пенсия в целости при ней. Родственников она ненавидит, потому что они мешают ей вот так жить - в виде жертвы, - расставил точки над "и" соцработник.

Выходит, жить в руинах и быть "жертвой несправедливой судьбы" - это абсолютно сознательный выбор человека. Конечно, соц. служба за ней присматривает в любом случае. Но переехать из воняющих руин она отказывается, собственноручно подписывая свой отказ в документах. Жалоб никуда не пишет, и просит "оставить ее в покое". Как и в пьесе Горького - "Есть – люди, а есть – иные – и человеки…"

Анна Карцева

 

Новости на Блoкнoт-Краснодар
пенсионерыинвалидысоциальная работапожилые люди
1
1
k3