Краснодар Пятница, 09 декабря
Общество, 21.11.2022 16:00

Что скрывают двери кельи: тайны жизни женского монастыря Краснодара

В самом сердце Краснодара находится женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица». Здесь живут монахини, решившие оставить привычный для нас всех мир и посвятить себя служению Богу. Почему женщины выбирают для себя такую судьбу, как они попадают в монастырь, чем здесь занимаются и что же скрывается за дверями кельи – узнали журналисты «Блокнота Краснодара».




С монахинями Елизаветой и Антиохией мы встретились в подворье женского монастыря, которое находится примерно в 40 минутах езды от Краснодара. Территория подворья никого не оставит равнодушным – Аллея покаяния с увесистыми деревьями образует коридор, ведущий к главным зданиям. Озеро лотосов, белые и черные лебеди, святой источник, беседка над водой, белоснежные стены и крутящиеся золотистые ангелы на угловых башнях стены, и два шотландских пони.



Аллея покаяния


На входе к монастырю раскинулся великолепный рукотворный комплекс, называющийся «Кубанской Гефсиманией». За этим садом ухаживают садовники – Марина и Татьяна, а монахини им помогают. Сам монастырь словно рассказывает историю становления христианства – от Гефсиманского сада до Древней Руси, с характерной для различных веков архитектурой.



Вход на территорию подворья женского монастыря


«Раньше я была Галиной Николаевной»

Монахини Елизавета и Антиохия – мама с дочкой. «В миру» у них были другие имена.

- На постриге дается имя, и потом ты это имя носишь всю жизнь. Раньше меня звали Галиной Николаевной. Это было так давно, что я уже с трудом на это имя отзываюсь. По паспорту я, конечно, Галина Николаевна. Где-то в светских учреждениях, в поликлинике, например, меня так называют. А в монастыре я - монахиня Елизавета, - с улыбкой рассказывает женщина в черном.



Сестра Елизавета


У каждой монахини в монастыре есть свои послушания – обязанности, которые закрепляются за ней одной. Послушания распределяет игумения по способностям и состоянию здоровья сестер.

Сестра Елизавета с сестрой Антиохией пришли в монастырь в 2006 году и остались здесь.

- Пришли вымаливать свой род. И послужить Богу хотелось каким-то образом. Она, например, поет. Экскурсии проводит. У меня послушание — я веду монастырский сайт, экскурсии тоже. Мы составляем буклеты, книги о монастыре. То есть ведем просветительскую работу, - отмечает монахиня Елизавета, - У каждой монахини есть свои послушания. Самая старенькая у нас — сестра Херувима. Она смотрит за подсвечниками в храме, чистит их. За свечами смотрит, когда много паломников. И гладит. Но, в основном, конечно, у нас послушание молитвенное.



Сестра Антиохия


«За Россию молимся»

Больше всего времени у монахинь уделяется молитвам, несмотря на то что территория подворья достаточно большая и есть много работы «на земле».

- Матушке Неонилле, нашей игуменье, не хотелось создавать колхозный монастырь. Есть ведь монастыри колхозные, а есть монастыри молитвенные. Монашествующие должны больше внимания уделять службам. Мы бываем на службах обязательно, утром и вечером, в полном облачении. Если монахи будут доить коров и обрабатывать гектары, то кто будет молиться? Никто. И что будет тогда с Россией? - говорит сестра Елизавета, - Монастырь – это духовная армия. Главный плод трудов монаха – это молитва. Так было всегда.




Все внимание монашествующих направлено на молитву. Молитва занимает у них семь-восемь часов в день.

- Затем трудовые послушания у нас, трапеза, сон и небольшой отдых. Ночью у нас тоже есть молитвенное послушание — полунощница, которая бывает только в монастырях. Это дополнительная служба, ее в приходах не бывает. В общем, у каждой сестры есть свои послушания. Мы их выполняем. Но главное послушание — молитва, - рассказывает сестра Елизавета, - У меня сейчас в руках четки, я их перебираю, и в голове моей звучит Иисусова молитва. Четки вручают монахиням на постриге. И говорят, приими, сестра, меч духовный, иже есть глагол Божий. Меч духовный — это молитва, которой мы отгоняем от себя злых духов.





«Мысль уйти в монастырь появилась давно»

- Я ходила как прихожанка сначала, и мне понравилось. Вдруг почувствовала себя как дома в этом монастыре. А потом я увидела, что здесь целый фронт работы. Мой бывший директор мне говорил: «Ты что, в монастырь хочешь? Знаешь, если человек интеллектуальный в монастырь попадает, то через полгода ты сможешь только перекреститься и сказать: «Господи помилуй», там идет деградация». Но никакой деградации у меня нет. Мы пишем книги, мы фотографируем, мы водим экскурсии. У многих людей неправильное понятие о современных монастырях. Тем более сейчас наши молодые сестры занимаются на богословских курсах, и каждая должна получить образование, - поясняет сестра Елизавета.




Образование и в монастыре необходимо

Богословские курсы, отмечает монахиня, трехгодичные. Их ведут преподаватели Екатеринодарской духовной семинарии.

– Так установлено, что каждая сестра монастыря, исключая пожилых сестер, должна получить образование. Это называется базовым минимумом. Чтобы мы могли ответить на любой вопрос, который нам могут задать прихожане и паломники. На первом курсе мы изучали Ветхий и Новый заветы. Мы учимся дистанционно, зачеты к нам приезжают принимать сюда, в монастырь. Сейчас я на втором курсе, я изучаю историю христианской церкви начиная с первых веков христианства. Мы изучаем Вселенские соборы, изучаем ереси, расколы и борьбу с ними. Догматика у нас будет, богослужебный устав, литургика, церковнославянский язык. Мы должны иметь полное представление о церкви и разбираться в основах веры, - рассказывает сестра Антиохия.

Здесь она — самая молодая монахиня.



Сестра Антиохия - самая молодая в монастыре


«Каждый выбрал своё»

– Когда я пришла в монастырь, мне был 21 год. Но я начала ездить с мамой, когда мне было еще 18 лет. Сначала мама сама ездила на богослужения, помогала, рассказывала, как хорошо в монастыре. И как-то однажды я захотела с ней поехать — и мне понравилось. Мы убирали храм, помогали на кухне. И захотели остаться. Оказалось, что мама давно мечтала о монашестве. А я потом к ней присоединилась. Захотелось тоже служить Богу, - вспоминает сестра Антиохия.

Девушка отмечает, что это был ее осознанный выбор, и она ни о чем не жалеет.

– Каждый выбрал своё. Например, моя родная сестра живет обычной жизнью, у нее муж, дети. Сейчас она мой выбор приняла и поняла. Она понимает, что мне дальше жить. Приезжает, навещает. Хоть мы и в монастыре, мы также любим своих родственников, мы за них молимся, - отмечает сестра Антиохия.





Из-за горя уходить в монастырь не стоит

Сестра Елизавета рассказала, что люди приходят в монастырь по самым разным причинам. Но остаться здесь можно только из-за любви к Богу.

– Умер кто-то у женщины, она думает, вот, пойду в монастырь, мне там будет хорошо. Она думает, с ней там будут возиться, мол, вот, бедненькая. Нет. Ты выполняешь тот же устав, те же послушания, как все, никто тебя не выделяет. Ну если не получается, то не получается. Если человек мысленно в другом месте, не с Богом, а с любимым, с которым поссорился, или который умер, и нет у тебя Бога в мыслях, а ты просто принес свое тело в монастырь, вот я, заботьтесь обо мне — этого не будет. Ты сначала должен так полюбить Бога, чтобы тебе захотелось работать во славу Божию. Вот это - настоящее монашество. А если ты не хочешь, то зачем ты здесь? У тебя не получится, - поясняет монахиня.




«И наркоманки были, и аферистки»

Стать монахиней – далеко не просто. «Каждого желающего» монастырь не принимает.

- Если человек приходит с улицы, неизвестный, и просится к нам — нет, мы не берем, это опасно. Тем более в наше время. Так не бывает, что вот, я пришла, берите меня, какая есть, я хочу остаться. Нужно понять, ходит ли эта женщина в храм, читает ли она духовную литературу, какие молитвы она читает и почему хочет стать монахиней. Очень часто бывает, что женщины хотят остаться в монастыре, потому что их кто-то выгнал, поссорились. Ну, то есть сгоряча. Потом, когда помирилась, ей монастырь и не нужен становится. Иногда прячутся в монастыре. У нас была девушка, которая приехала из Сибири. Оказалось, что она скрывалась от долгов. Потом ее всё равно нашли. И стыдно было нашему монастырю, - вспоминает сестра Елизавета.

Всё-таки надо видеть, кого ты берешь, отмечает монахиня.

- Поэтому Матушка очень осторожно к этому относится. Недавно на собрании игумений и игуменов русской православной церкви много говорилось о том, что людей с улицы сразу брать не нужно, их нужно проверять — пусть они три года потрудятся, присмотрятся к уставу, мы присмотримся к ним, чтобы понять, хотят ли они действительно остаться и стать послушниками или монахами. Или это у них просто порыв, или им негде жить, или они хотят аферы делать — и такое бывало. И наркоманки были, и аферистки, - рассказывает сестра Елизавета.





Становление монахини – как обучение в школе

Сразу стать монахиней, поясняет наша собеседница, не получится. Для этого нужно пройти определенный путь и доказать, что ты хочешь, что ты действительно готова.

– Женщина приходит в монастырь как трудница. Она трудится во славу Божию. Может помогать садовнику, агроному. Она может подметать, может убирать храм. При этом она ходит на все службы. Если она не хочет молиться — ну зачем она нужна в монастыре? Пусть живет в другом месте. И такое тоже было. «Я хочу подметать, но молиться я не хочу». Ну а зачем ты идешь в монастырь? Подметай в миру, пожалуйста, полно таких вакансий, - говорит сестра Елизавета.

Три года женщина трудится, и только потом она просится в послушницы. Если она понимает, что действительно хочет стать монахиней. Несколько лет она проводит в качестве послушницы.

- Я, например, послушницей была год и 10 месяцев. Сестра Антиохия в послушницах была четыре года. Потом ты пишешь заявление и просишь матушку постричь тебя в иночество. Это следующая ступенька. Если сравнивать, то это начальная школа, средняя школа и высшая школа. Проходит несколько лет и, если человек созрел духовно, он уже просится в монашество. Игумения предлагает монашество, пишет прошение Владыке о постриге сестры. Некоторые люди послушниками или послушницами в монастыре живут всю жизнь — они не готовы быть монахами. А иногда быстро бывает все, например, по болезни, - рассказывает сестра Елизавета.



Сестринский корпус


Обычно в женских монастырях Матушка присматривается к насельницам, проживающим на территории. Насельницы, в свою очередь, присматриваются к уставу монастыря. Случается, что не всех он устраивает. Некоторые женщины, например, не хотят молиться ночью.

– Пришла к нам одна женщина, и говорит, что у нее такое заболевание, что надо спать по десять часов в сутки. Спрашивает, можно? Нет, нельзя. У нас есть устав, которые все регламентирует, - говорят монахини.

Монахинь в краснодарском монастыре живет немного. Вообще в современных монастырях, отмечает сестра Елизавета, много монахинь и не бывает.

- Мы побывали в Греции, были в семи монастырях, и там обычно от четырех до 12 монахинь или монахов. Там не гонятся за количеством, но монастыри крепкие и все монашествующие постоянные, - рассказывает сестра.




Монастырское кладбище, сады и огороды

На территории подворья есть и монастырское кладбище. Пока здесь только одна единственная могила - монахиня Серафима в возрасте 95 лет умерла два года назад, после того как переболела коронавирусом. Кладбище это - узаконенное.




Рядом с ним идут огород, сад и виноградник. В теплице выращивают рассаду цветов. Здесь много декоративных кустарников, калина, рябина, виноград, малина, крыжовник. Растут и несколько сортов яблонь, сливы, груши, персики, абрикосы.



На подворье монахини выращивают урожай


- Мы собираем всё это, кушаем, консервируем. Травы у нас лекарственные растут в Гефсиманском саду, мы их тоже сушим, измельчаем, расфасовываем в пакетики, подписываем, как их правильно заваривать и для чего. Паломники у нас эти травы забирают с удовольствием. Чабрец, мелиссу, мяту, иссоп, лаванду, тысячелистник и другие - говорит сестра Елизавета.



Жизнь по уставу

Вся жизнь монашествующих подчиняется специальному Уставу, который хранится в монастыре. В Уставе прописан распорядок дня и обязанности монахинь.

- Все ближайшие монастыри — молодые. И Матушка не нашла образцового монастыря рядом, чтобы делать все, как у них. И мы взяли Устав Ново-Тихвинского монастыря в Екатеринбурге, которому уже больше 200 лет, где есть духовник, у которого богатые традиции, в котором много сестер — 150. Так что здесь у нас не кубанский след, - отмечает сестра Елизавета, - Например, вот, читаю: «Монастырь заботится о каждом насельнике, предоставляя ему полное содержание: келью, питание, уход при потере им трудоспособности по старости или болезни вплоть до его кончины». Вот у нас кончина была монахини Серафимы, во всем ей помогали.




- Есть общий Устав и есть внутренний устав нашего монастыря. Вот, например, о келье: «Келью имей как рай, келья священная, это не просто место для отдыха, а поприще для духовного дела». Молитвы в келье — это личная встреча со Христом. Поэтому в келью мы никогда паломников не водим. Это у нас намоленное место, где мы возносим молитвы, делаем поконы. Но у паломников какой-то нездоровый интерес: «Покажите, что у вас в келье»! Они думают, у нас там телевизоры, телефоны, еще что-то. Нет. Там все очень просто. Мы вам покажем. Заходить туда нельзя, но вы заглянете и убедитесь, что все очень скромно, - говорит сестра Елизавета и ведет журналистов в келью.



Устав монастыря


Келья

Внутрь заходить нельзя – можно только взглянуть из коридора. Кельи находятся в сестринском корпусе, куда посторонним вход воспрещен.

В крошечной комнатке стоит кровать, над которой висят иконы. Рядом шкаф с монашеским облачением и небольшая тумбочка, на которой лежат духовные книги и горит лампада. Больше в келье, действительно, ничего и нет.



Та самая келья


Трапезная

Трапезная также расположена в сестринском корпусе. В трапезной монахини кушают три раза в день. Здесь тоже размещены иконы. Одна из монахинь звонит в колокольчик, приглашая всех к столу.




Трапезная оборудована современными приборами, холодильником. Все, как на обычной кухне. Перед едой сестры всегда читают молитву.

- У нас есть меню для монашествующих. В постные дни готовят только постное. Вторник, четверг, суббота, воскресенье — у нас есть молочное, есть яйца.



Узенький коридор сестринского корпуса


Вдоль по коридору от трапезной расположены комнаты.

– Вот здесь ночует женщина, которая в лавке трудится. В этой комнате у нас облачения висят. Безрукавки, подрясники, апостольники, куртки, рясы. То есть, когда к нам приходят новые сестры, у нас есть, что им предложить, - показывает сестра Елизавета.




Ризница

- Здесь хранятся облачения священников, иконы, ладан, церковная утварь, фонарь, с которым крестным ходом ходим, литийница... В общем, то, что нужно в храме не каждый день. Облачения мы стираем, гладим, вешаем сюда и несем в храм, когда это нужно. Это называется ризницей, - объясняет монахиня.




Дальше идет коридор, где живут сестры.

Все современные удобства у монахинь есть — ванна, туалет, стиральная машинка. Сестры стирают по очереди.



Все удобства есть


В большом коридоре находится рабочий стол, за которым монахини ведут документацию.




- С тех записок, которые принимает лавка от людей, мы записываем в наши синодики имена (книга с перечислением имен о здравии или о упокоении для поминовения во время богослужения или в частной молитве), - рассказывает сестра Елизавета.




Дальше идут отсеки, в каждом из которых по две-три небольшие комнатки, которые и называются кельями.

В самом конце коридора находится рабочий стол с ноутбуком, за которым и трудится монахиня Елизавета – ведет сайт монастыря, выкладывает фотографии. Заходить на посторонние сайты и читать новости сестрам запрещено – интернетом они пользуются только по необходимости и с благословения игумении.



Рабочее место сестры Елизаветы


Сестринская библиотека

В сестринском корпусе расположена и библиотека. 




Здесь собраны духовные книги. Жития святых, Евангелие, Библия.




Посреди комнаты находится белый рояль и спортивный тренажер.

На рояле, как отмечают монахини, иногда играет сын Матушки - во время визита в монастырь.



Мебель и картины Матушка принесла из своего дома


– Когда Матушка Неонилла продавала свой дом, который построила еще в миру, то самые лучшие вещи она забрала с собой в монастырь. На этом рояле играет ее сын, Юрий Евгеньевич, когда приезжает. Он врач-онколог. На тренажере тоже занимается он. Так что вы не думайте, что это мы занимаемся, - смеется сестра Елизавета.

На вопрос, не возбраняется ли сестрам при желании позаниматься на имеющемся тренажере, монахини в один голос ответили, что они и не просили никогда.

– Нам это и в голову не приходит. У нас другие занятия есть, - улыбаются сестры.




На территории монастыря есть маленький домик, в котором иногда и останавливается сын игуменьи. В сестринском корпусе, отмечают монахини, мужчины никогда не ночуют, это не положено по уставу.

– Например, батюшка живет в храме Саввы Освещенного — там есть кельи для монахов, для священников — там он ночует. А Юрий Евгеньевич вообще в отдельном домике. В монастырях в сестринском корпусе мужчинам спать не положено. А в трапезную, естественно, пускаем. Чего же в трапезную-то не пустить, - поясняют сестры.




В этой комнате также находятся иконы. Иконы в монастыре вообще находятся в каждом помещении. Здесь висят и картины — тоже из матушкиного дома.




– Эти картины ей подарили. Ну, куда она денет то, что подарено. Их не продать, не раздать. Вот такое у нас помещение торжественное. Здесь мы гостей принимаем иногда. А раньше, пока не было оранжереи, здесь был зимний сад. Здесь стояли большие поддоны. Заходишь — такое великолепие, все цветет. Очень красиво, - рассказывает сестра Елизавета.



Оранжерея возле сестринского корпуса


Все монахини здесь живут, можно сказать, на два адреса – в самом монастыре в Краснодаре, и здесь, на подворье, ведь сестрам тоже нужно выбираться на свежий воздух. Заботятся друг о друге и молятся Богу – за себя, за своих близких и за Россию – кто-то же должен.





Ксения Мальшакова

Видео: Сергей Трубин

Фото: Александр Харченко


Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Главное сегодня  
новости краснодараженский монастырьвсецарицахраммонахинипостригподворьеБогсестра
5
1
k3