Краснодар Четверг, 13 июня
Общество, 06.02.2023 13:58

«Понаехи больше интересуются историей»: краевед о бремени экскурсовода и о тайнах краснодарских руин

Историк, краевед, кандидат философских наук, автор проекта «Кубань расходящихся тропок» Фёдор Смоляков 6 февраля в эксклюзивном интервью журналисту «Блокнот Краснодара» рассказал о том, почему ушёл от академизма и создал авторские программы, за что ругает власть и кому в эпоху современных технологий еще интересна богатая история краевой столицы.



Профессия «историк» находится на сегодняшний день в очень неоднозначном положении. С одной стороны, история не теряет своей популярности, ведь каждый год на профильный факультет поступают десятки тысяч абитуриентов по всей России. С другой стороны, а не вытесняет ли информационная эра специалистов и легко ли им приходится завоевывать внимание горожан?




- С чего началось ваше увлечение историей?

- Вход в профессию историка шел, скорее, по пути наименьшего сопротивления. Когда заканчиваешь школу, сдаёшь экзамены, у меня был выбор пойти на исторический факультет или на юридический. Я подумал, что лучше быть хорошим историком, чем плохим юристом. Понятное дело, что первоначально о профессии историка никогда не думаешь. Когда учишься в университете, то стараешься делать акцент на какие-то серьезные научные дисциплины, и краеведение — это то, что всегда идет фоном и не очень нравится студенту, особенно, если ты занимаешь историей Серебряного века, например. По ходу обучения в университете я начал работать в школе и уже тогда связывал свою профессию с преподаванием, параллельно обучаясь в аспирантуре, заканчивая диссертацию и преподавая в университете. Затем волею судьбы закинуло в музей, где пришлось вспомнить курсы краеведения, историю Кубани и разнообразные специальные курсы. Казалось бы, что за 6 лет я это благополучно забыл, но оказалось, что всё это помню. Так я и стал работать экскурсоводом. Краеведение — это скорее не прямая специализация, а такое забавное хобби, которое выражалось в рассказах для друзей. А потом, в некотором роде, стало профессией.

- Как родился проект «Кубань расходящихся тропок», и о чём он?

- Проект «Кубань расходящихся тропок» родился прямо в кафе «У Максима». Когда долго работаешь в музее и водишь приблизительно одни и те же экскурсии, то становится жутко скучно и абсолютно невыносимо. Мы наблюдатели за тем, что делают частные экскурсоводы. Мне и моей коллеге Екатерине Данильян, которая работала в художественном музее, не укладывалось в голове — как можно об одном и том же рассказывать из года в год? Мы накидали порядка 20 разных тем и запустили проект, придуманный художником, иллюстратором, барабанщиком Валерием Балаян.




- Почему именно такое название было выбрано для проекта?

- Это звучное название. Оно, с одной стороны, отсылает к рассказу Хулио Кортасара «Сад расходящихся тропок», а с другой - к первой книге издательства, в котором мы все работали. Она называлась «Гулаг расходящихся тропок». Двойная отсылочка. Сейчас, помимо меня, здесь водит экскурсии Александр Гончаренко, и с Валерием Балаяном мы водим алкоэкскурсию «Немедленно выпил».

- Какие вложения были необходимы для стартапа, и не пугала ли мысль, что прогорите?

- Когда вражеская социальная сеть была заблокирована, вкладывать средства уже стало и не нужно. Ранее какие-то копеечные средства инвестировались для привлечения заинтересованных лиц. Страха, что люди ходить не будут — не было.




- Много ли людей сейчас увлекается историей Краснодара?

- Много, чаще всего приезжие. Те люди, которых местные чаще всего называют «понаехи», гораздо больше интересуются историей города, нежели коренные жители. Они забыли, что тот вид дореволюционного Екатеринодара создавали именно иногородние, приезжающие сюда во второй половине 19 — начале 20 века.

- Меняется ли спрос на экскурсионные услуги в зависимости от времени года и политической ситуации?

- Спрос на такой вид услуг колеблется от времени года и от разных ситуаций, в том числе политических. Например, когда многие заинтересованные люди были вынуждены уехать из Краснодара.




- Какие открытия для себя вы сделали за время своей профессиональной деятельности?

- Когда я занимаюсь научной деятельностью, а именно - пишу статьи и выискиваю что-то в архивах, то понятное дело, что что-то находишь. Для историка открытием может быть какой-то незначительный факт, который ранее был не опубликован. По сути дела, любой документ. На Всесвятском кладбище, где огромное количество могил, можно наткнуться на целые истории, как, например, Моня Шайтан. Караим, который в 1942 году приехал сюда из Евпатории со своими братьями. Когда город был взят нацистами, то всех практически расстреляли. Я сфотографировал это надгробие и выложил во "ВКонтакте" в паблик «Русская эпитафия», где практически сразу на пост откликнулся потомок. Он скинул мне книгу мемуаров. Там целая глава была посвящена истории семьи. В городе такие находки мы показываем и раскрываем, например, на дрейф-экскурсии Ги Дебора — радикального критика современного капитализма. Теория дрейфа — это бесцельное блуждание по городу в попытках найти те ситуации и разорвать вот такую знакомую ткань повседневной жизни. На экскурсии мы идем по специальному приложению, которое разработал краснодарский художник Макс Алёхин. Есть возможность попасть в незнакомые дворы, закоулки, где, казалось бы, рассказывать и нечего. Это будет открытие.

- Приходилось ли вам когда-то ночевать в непривычных для вас местах во имя науки, например, на Всесвятском кладбище?

- Когда исследовал Всесвятское кладбище, то бывало что и засиживался, проводил всю ночь там.




- Часто ли случаются казусные или смешные ситуации во время экскурсии?

- На экскурсиях я максимально сконцентрирован, потому что большое количество людей и нужно донести информацию интересно, достоверно. Самые смешные ситуации происходят обычно на алкоэкскурсиях. Когда мы заходим в бары, то начинают присоединяться люди.

- Много ли в краевой столице объектов культурного наследия? Какие, на ваш взгляд, находятся в удручающем состоянии и нуждаются в реконструкции?

- В Краснодаре более 400 объектов охраны культурного наследия, половина из которых находится либо в очень плохом состоянии, либо в очень-очень плохом. Государство обязано реставрировать, в чьей бы собственности оно не было. Законодательство, безусловно, надо менять или подправлять. Например, в Мавританском доме на улице Пушкина, построенном Александром Козловым, находятся коммунальные квартиры, и здание в буквальном смысле разваливается. Позиция власти — собственники должны реставрировать. На мой взгляд, она абсолютно неверная. Мы платим налоги для того, чтобы государство занималось охраной культурного наследия. В свою очередь, горожане должны сохранять.




- Все ли объекты необходимо эксплуатировать?

- Любое здание должно эксплуатироваться и использоваться. Если оно будет стоять, то мы будем просто тыкать в развалины? На экскурсии «Она развалилась», конечно, так и делаю, показывая, во что превратился памятник архитектуры. Например, особняк Косякина и дом купца Лихацкого стоят на фоне гостиниц или Южного управления центрального банка. Мы можем сравнить, куда вкладываются деньги. Модернистский особняк рядом с уродливым зданием Marriot превращается в кучу кирпича и металла.

- Если у вас на примете еще какие-то авторские экскурсии?

- Появляется мысль — появляется идея. Ты быстренько накидываешь возможный маршрут. Например, экскурсия по всем домам Александра Козлова, история греков в городе.




- Какой бы вы выделили самый распространенный миф о вашей профессии?

- Самый распространенный миф — это то, что краевед всё знает о городе или всё об истории. И когда к тебе обращаются с вопросом: назови четвертого правителя из династии Каролингов. Конечно, не назову, но я знаю, где искать.

Отметим, что ранее журналист «Блокнот Краснодара» уже бывал на авторской экскурсии Фёдора Смолякова, где прогулялся по самым опасным районам и домам дореволюционного Екатеринодара. Сколько кровавых убийств замаскировано на полюбившихся улицах Краснодара, как проходили тяжелые будни жриц любви, и о том, как кубанский Эркюль Пуаро зачищал криминальные группировки Екатеринодара - можно прочитать на нашем сайте

Кроме того, историк не раз выступал в роли эксперта в материалах редакции. Так, например, он помог пролить свет на историю заброшенного кинотеатра «Кубань».



Алина Вдовенко

Фото: Александр Харченко

Видео: Сергей Трубин

Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Главное сегодня  Видео "Блокнот Краснодар"  Лица города Краснодара  
новости краснодараисториккраеведфедор смоляковразвалиныобъекты наследияпонаехиэкскурсии
0
1