Краснодар Четверг, 23 мая
Общество, 25.02.2023 19:54

«Если мы оттуда уйдем, они придут сюда»: участник СВО о боевых действиях, подготовке бойцов, украинских солдатах и мирных жителях

Участник специальной военной операции из Краснодарского края в свои 52 года отправился в зону боевых действий добровольцем после того, как мобилизовали двоих его сыновей. Каково держать в руках автомат человеку без военной подготовки, что стало для него самым трудным, как он оценивает противника и почему жители Запорожья ничем не отличаются от россиян, читайте 25 февраля в интервью «Блокнота Краснодара».




Алексей (имя изменено) находится в зоне СВО с октября 2022 года. Человек абсолютно мирной профессии, не имеющий за плечами боевого опыта сегодня является стрелком и служит в Запорожской области. Получив 10-дневный отпуск, мужчина приехал в родную станицу повидаться с семьей, для которой его приезд был большой неожиданностью и огромной радостью.

Нельзя было не заметить счастливые и одновременно грустные глаза жены Алексея, которая снова увидела любимого супруга дома, но знает, что скоро вновь предстоит разлука и долгие дни волнений и переживаний за любимого человека. Множество домашних дел остались незавершенными без сильной руки. Мужчина, осматривая свое жилище, по-хозяйски отмечал, что нужно починить или сделать, пока есть свободное время на гражданке. На эти 10 дней семья снова окунулась в обычные рядовые будни, которые, как правило, для большинства людей являются чем-то скучным и обыденным, но не для них. Для супругов, которые вскоре расстанутся на неопределенный период, это частичка домашнего тепла, согревающего их сердца.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Алексеем.

- Как вы попали на СВО?

- На СВО я попал после того, как были мобилизованы два моих сына. Я пошел за ними добровольно. До этого ни в каких боевых действиях участия я не принимал. Была только срочная служба в армии. Я простой предприниматель, профессия сугубо мирная.

- Чем занимались ваши сыновья до мобилизации?

- Работали. Старший был строителем, младший работал продавцом-консультантом. У них также исключительно гражданские специальности, никак не связанные с военным делом. Единственно, младший сын после срочной службы заключал контракт и принимал участие в боевых действиях в СВО.

- Каково гражданскому человеку оказаться в зоне боевых действий? Как долго пришлось осваивать новую специальность?

- Тяжело. Очень тяжело. Была подготовка в подготовительном центре, но физически очень трудно. Были, конечно, проблемы. Такого не может быть, чтобы их не было, но все они решаемые. Даже в Уставе о воинской службе сказано, что нужно стойко переносить все тяготы и сложности этой службы. Поэтому все нормально к этому относятся. Сложно прежде всего, то, что ты оторван от дома, сложно, что быт не тот, к которому ты привык. Понятно, что люди живут в окопах, в блиндажах. Если это считать сложностью, то да – сложно. Но за короткий срок – две-три недели - все привыкают и нормально это воспринимают. Поэтому все переносят. 

- Что было самым трудным лично для вас?

- То, что ты уже не дома. И физически очень сложно было. Ведь до этого дома особо физической подготовкой не занимался. А во время подготовки приходилось выдерживать большие физические нагрузки. Они необходимы, чтобы подготовить бойцов на должном уровне. С непривычки, конечно, это очень тяжело. Но, как говорят, тяжело в учении, легко в бою. Вообще люди неподготовленные туда не попадают. Я знаю, что ходят такие слухи, что неподготовленных ребят туда закидывают, это все неправда. В этом отношении я не видел проблем.





- Сложнее все-таки физически или психологически?

- Трудно сказать. У каждого человека своя психика. Одному – физически тяжелее, другому, наоборот - психологически трудно переносить все эти условия. А в целом, все привыкают, и в итоге у всех все нормально.

- Какие были сложности во время сборов? Многое пришлось покупать самому?

- Все обмундирование выдавалось нам на месте спустя какое-то время. Сами покупали только какие-то отдельные вещи, например, "Горку" – на первое время.

- Как семья отнеслась к вашему решению отправиться добровольцем на спецоперацию?

- Жене было тяжело понять меня. Потому что и так уже двое детей ушли. Честно говоря, сначала она не поняла мой выбор. Но за короткий срок все изменилось. И сегодня она все понимает. Теперь она с группой других людей занимается сбором гуманитарной помощи, доставляет ее не только мне, но и другим бойцам, везет груженую машины для всех ребят – кому-то по индивидуальному заказу, или какие-то необходимые всем вещи. Посмотрев на это со стороны, увидев все своими глазами, теперь она нормально относится к моему решению.

- Гуманитарная помощь – это очень хорошо. А как вообще обстоят дела со снабжением военнослужащих? Со снаряжением, боекомплектами, продовольствием?

- Обеспечение всем необходимым на должном уровне. Еда, вода, все нужное подвозится. Плюс есть населенные пункты рядом, иногда бывают выезды, люди сами покупают то, чего хочется конкретному человеку. Так что в этом отношении проблем нет. Плюс приходит гуманитарка. Постоянно едут груженые машины. За это большое спасибо тем людям, которые этим занимаются, которые возят все это за свои деньги. Я многих таких знаю. Так что все в порядке. И, насколько я знаю, на всех направлениях так. Жаловаться не приходится. Со снаряжением такая же ситуация. Обмундирование, боекомплект – все в этом отношении все более чем. С этим также проблем нет.

- А насколько сложно внутренне гражданскому человеку обращаться с оружием, стрелять?

- Я не знаю таких проблем. Каждому мужчине хочется подержать автомат в руках, пострелять из него. Другое дело, когда уже надо было участвовать в боевых действиях, тут уже у всех по-разному психика воспринимает. Но, в принципе, там нет такого, что кто-то не выдерживает, сходит с ума. Тяжело морально, но а где оно легко? Тем более, там. 

- Как происходит ваше общение с семьей?

- Общаемся по телефону. Не всегда, конечно, есть связь. Но при любой возможности созваниваемся.

- А разве телефоны не запрещены? Сигнал же могут запеленговать…

  - Мы используем специальный прошитый телефон, который находится, как правило, у старшины или ротного. И только с одного телефона все звонят. У него нет локации, все эти функции в нем просто отсутствуют. 





- Что вы можете сказать об общем настрое наших бойцов?

- Вполне нормальный. Все настроены патриотически. Там, если ты будешь думать наоборот… такого представить себе невозможно. Как этот человек там будет выглядеть в принципе. Я вот - пошел добровольцем, большое количество людей, бывших контрактников, которые сидели дома, по новой заключили контракты и пошли служить. Для понимания общего настроя: люди шли с душою, действительно - с душою. Если у кого-то что и было в душе не так, то, поверьте мне, он там такого не выскажет, потому что покажется белой вороной. Да такого и нет. Все настроены патриотично.

- А как вы оцениваете своего противника? Каково встретиться в бою с украинским солдатом?

- Ну, давайте начнем с того, что таких боев, как в Великую Отечественную, нету. Сейчас работает артиллерия, потом заходят на зачистку. Тяжело – не тяжело… Они такие же люди, такие же солдаты. Поэтому оценить - переоценить... Я не могу особо ответить. Если бы не сражались, сами понимаете, уже давно бы все закончилось...

- Вам приходилось общаться с жителями освобожденных территорий?

- Да. Ничего не могу сказать - нормальное общение. По крайней мере, скажу за Запорожскую область. Я ни разу не видел плохого отношения к российским военным, не слышал каких-то высказываний. Такие же люди. Если на мгновение забыть, где ты, даже не поймешь, что ты вообще в Запорожье находишься. Люди общительные. Нет такого, чтобы кто-то ненавидел, что-то высказывал, мол, «зачем вы сюда пришли?» или что-то вроде этого. Наоборот говорят, чтобы не уходили, боятся этого. Потому что, если мы уйдем, народ там будут истязать.

- Спецоперация как-то изменила вас лично? Что-то внутри поменялось?

- Да... Наверное, у каждого что-то изменилось. После всего, что приходится переносить, переоцениваешь свою жизнь и отношение к людям. Переоценка происходит полная. Форматирование мозга практически у всех.

- Что для вас СВО? Почему Россия вынуждена это делать?

- Если мы оттуда уйдем, они не будут стоять. Они придут сюда. Это однозначно. Поэтому ни у кого нет и мысли, что может быть как-то наоборот...


Ранее журналист "Блокнота Краснодара" также пообщался с участником СВО и узнал более подробно о быте военнослужащих, артобстрелах, отношении к противнику и настрое военнослужащих, выполняющих боевые задачи. Читайте о том, почему серьезно раненный боец после реабилитации снова собрался вернуться в строй.



Елена Бутова

Видео: Сергей Трубин, Александр Харченко

Фото: Сергей Трубин




Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Главное сегодня  Видео "Блокнот Краснодар"  
новостикраснодарсвоспециальная военная операция по денацификации и демилитаризации украиныспецоперациядоброволецмобилизованныйинтервьюзапорожская областьзапорожьеснабжениегуманитаркажена мобилизованного
1
12