Краснодар Вторник, 23 апреля
Политика, 23.11.2023 19:55

О выборах Путина, убийстве Пригожина, абортах и мигрантах, сроках СВО и блокировке Youtube: интервью Николая Старикова

Краснодар 23 ноября с рабочим визитом посетил известный писатель и публицист, а также политический деятель Николай Стариков. В эксклюзивном интервью журналисту «Блокнота Краснодара» он рассказал о сроках окончания СВО, президентских выборах, знакомстве с главой ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным, блокировке YouTube, мигрантах, политике правительства и Центробанка и многом другом.


ВИДЕОИНТЕРВЬЮ с Николаем Стариковым:


- В Краснодаре не так давно появилась инициатива переименования улиц, названных в честь Ленина, и сноса памятников Владимиру Ульянову, а также другим деятелям революции со стороны красных? Как относитесь к такой инициативе?

- Когда я слышу желание снести чьи-то памятники, мне хочется, в кавычках, «снести» того, кто это предлагает. Потому что это базируется даже не на политических каких-то симпатиях и антипатиях, это базируется на желании схватить информационную повестку. Вот когда тебе нечего делать, предложи перезахоронить Ленина и попадешь в центр информационной дискуссии. Это такое политическое дно, когда нечего сказать, нечего предложить, когда ничего не знаешь. Надо к этому относиться следующим образом… Ленин… я не могу сказать, что я с каким-то обожанием отношусь к этому политику. Мне кажется, что лучшими политиками в истории России были Александр III и Сталин. Но Ленин – это человек, который пользуется уважением у миллиардов людей в мире. Вопрос: это уважение людей надо выкинуть куда-то и растоптать? Ну, если вы политик, конечно, нет. Надо это использовать на пользу государства. Вот небольшой пример. Вы знаете, что основателем современной Турции является Мустафа Кемаль Ататюрк? У него и фамилия – «отец всех тюрков». А вы знаете, что в Анкаре мавзолей Ататюрка есть? И в Турции никто не предлагает его перезахоронить. Потому что там того, кто предложит это сделать, самого очень быстро «перезахоронят». И это не мешает никак развитию Турции. Ну, просто никак. Поэтому давайте прошлое оставим таким, какое оно есть. Желание снести чей-то памятник – оно убогое. Поставь рядом памятник. Пусть стоит Ленин, Александр III и так далее и тому подобное. Единственное, кому не должно быть памятников – это предатели и террористы. Вот здесь я соглашусь, что люди, которые швыряли бомбы и убивали слуг государя, наших руководителей – неважно каких, они недостойны увековечивания. Потому что, если мы чествуем террористов, мы готовим новых террористов.



Памятник Владимиру Ленину в Краснодаре


- То есть вы против идеи переноса останков Ленина из Мавзолея?

- Я считаю даже такие дискуссии вредными, ненужными и бессмысленными. Прошлое должно быть таким, какое оно есть. Ленин в Мавзолее никому не мешает, уверяю вас. Кроме тех, кто хочет какой-то политический хайп получить, уж простите за это англоязычное слово.


- Как вы относитесь к Евгению Пригожину?

- Царствие ему небесное. Я был лично с ним знаком. Был очень энергичным. Но, к сожалению, свою энергию и талант организатора он, в конце концов, двинул не в ту сторону. И чуть не погубил страну, которой до этого беззаветно служил. Такие случаи в нашей истории бывали. Слава богу: то, что вошло в историю нашей страны как мятеж, закончилось так, как закончилось – вполне благополучно. Хотя гибель нескольких наших летчиков, конечно, к благополучным событиям отнести нельзя. А дальше случился террористический акт и трагедия. Я думаю, рано или поздно, мы получим информацию о том, как это произошло. У меня нет никаких сомнений, что за убийством Пригожина стоят западные спецслужбы.



Евгений Пригожин во время интервью корреспонденту "Блокнота Краснодара"


- Он войдёт в учебники истории спустя какое-то время?

- Он уже вошел в учебники истории. Я думаю, что в учебниках истории будет об этом написано, потому что очень странно не написать о каком-то событии, свидетелем которого было все население страны. Ведь проблема не в том, что надо что-то замалчивать. Учебник истории дан для того, чтобы факты получали трактовку, чтобы добро называлось добром, зло называлось злом, террористы – террористами, предатели – предателями, герои – героями. Чтобы у каждого человека со школьных лет все в голове и сердце по полочкам раскладывалось. Пригожин – это очень сложная фигура, он, с одной стороны, служил России, а с другой – поставил ее на край гибели.

 

- Как вы считаете, насколько долго продлится специальная военная операция?

- Вот это очень сложный вопрос. Потому что специальная, хоть и военная, и военная, хоть и специальная… Видите, есть слова, которые говорят о ее особенности, и всё-таки о ее военном характере. Должна длиться столько, сколько необходимо для решения основных задач. Ведь если мы не устраним угрозу России, если не устраним угрозу войны, это значит, что через некоторое время это всё может повториться. Я бы очень хотел, чтобы в как можно более сжатые сроки, с как можно меньшими жертвами – как среди военнослужащих, так и мирного населения – цели, которые озвучил президент, были бы достигнуты. А гадать по срокам я бы не стал.

Меня больше всего пугают разговоры о том, что сядут за стол переговоров. У меня прям холодок по спине, когда я это слышу. Потому что я знаю, чем заканчивались переговоры с Западом для Российской империи. Как Сталин бился за интересы Советского Союза и не всегда мог их отстоять. Поэтому победа всегда складывается из двух частей, об этом говорит наша история. Первая – это таланты полководцев, мужество солдат, работа промышленности и так далее. И второе – это дипломатия. И очень часто второе в нашей истории не соответствовало уровню первого. Российская дипломатия в большом долгу перед российской армией. Об этом говорит наша многовековая история.

 

Съемка интервью Николая Старикова в Краснодаре


- В текущих политических реалиях, есть ли реальные кандидаты на выборы в президенты РФ? Как вы считаете, какой будет избирательная кампания, будут ли дебаты, предполагающие критику действующей власти?

- Кандидаты, конечно, есть. И партия «СРЗП» с этим кандидатом уже определилась. На съезде партии, который проходил весной, было принято решение, что партия выдвинет на президентские выборы Владимира Владимировича Путина. Решение съезда – это высшая инстанция партии, в декабре будет очередной съезд. Мне кажется, здесь для нас все совершенно понятно.

Всегда есть проблемы, когда необходима какая-то конкуренция. Вопрос: а действительно ли это должно происходить всегда? Нужны ли нам какие-то выборные процессы, где конкуренция будет создаваться как-то специально, чтобы была конкуренция. Мне кажется, что наша выборная система требует определенной коррекции.

Ну, например. У нас сейчас проходят выборы губернаторов. В определенный период нашей истории у нас не было выборов губернаторов. И, честно говоря, я всегда думал, и остаюсь сторонником того, что тогда это было гораздо логичнее. Мы выбираем президента, президент назначает губернаторов. Сейчас он тоже так делает. Но назначенные им руководители называются исполняющими обязанности. Потом они проходят верификацию через систему всех выборов. А зачем?

Мне кажется, в данном случае это лишняя ступень. Получается, что президент может снять губернатора, но не может его назначить. Вам не кажется это странным? Поэтому я за то, чтобы была определенная логика. Когда Россия ведет борьбу за свое существование, считать, что процедура является самым главным… Мне кажется, нет. Главное – это смысл. И, когда у нас есть один кандидат, который, безусловно, достойный и пользуется доверием ¾ населения, как минимум, составить конкуренцию такому политику, конечно, очень сложно. Но есть одно но. Политическая борьба – она бесконечна. Так же, как геополитика и соревнование между странами. Поэтому всегда нужно мыслить на перспективу и понимать, кто дальше будет нести наше знамя в будущее. Подготовка будущих руководителей страны – это очень важный, принципиальный момент. Это определенная сложность для того, кто сейчас возглавляет государство.


Николай Стариков

   "Центробанк должен быть лишен самостоятельности"

Дебаты предусмотрены нашим выборным законодательством. Но, поскольку я сам участвовал в выборной кампании в Государственную думу, хочу сказать, что эти дебаты – не совсем дебаты.

Каждому кандидату дается определенное количество времени для высказывания своей позиции. Но там не предусмотрено прямого диалога друг с другом. По крайней мере, я говорю о выборах в Госдуму, а не о выборах президента. Это первое. Второе – я думаю, что дебаты мы будем наблюдать, но, одним словом, давайте посмотрим. Как показывает опыт, уже даже не российских, а американских выборов, кандидат не всегда участвует в этих самых дебатах. Я думаю, что это, наверное, правильное решение. Особенно во время специальной военной операции. Давайте дождемся самой выборной кампании и посмотрим, как она будет идти. По крайней мере, за кого мы болеем и кого партия считает достойным руководить страной, мы уже определились.

 

- Как оцените политику правительства России в сложившихся реалиях с начала СВО?

- Для правительства, надо сказать, задача получилась очень непростая. Очевидно, что резкий разрыв отношений с Западом для многих, особенно либерально настроенных членов правительства, стал холодным душем. Для меня, честно говоря, ничего удивительного не произошло. Я бы и не ожидал ничего иного. Но, исходя из этого, стало необходимым совершить определенные шаги очень быстро для того, чтобы не допустить схлопывания экономики и падения рубля. Эти шаги были сделаны. В первую очередь, обязательная продажа выручки, дальше реальный контроль за вывозом капитала и третье – начало торговли за рубли, о котором ваш покорный слуга писал в книге «Национализация рубля» еще в 2008 году. Вот все это привело к тому, что рубль стал двигаться к той стоимости, которая реально существует. А дальше Центральный банк начал отказываться от тех шагов, которые он поначалу делал в полном согласии с правительством. Отменили обязательность продажи выручки, убрали контроль за вывозом капитала и начал обваливать курс рубля. А что касается правительства, одна из главных задач – наполнение экономики деньгами. Действия Центрального банка сегодня мешают этому. В этом финансовом противостоянии, мне кажется, правильно действует правительство. Но для того, чтобы вместо противостояния, у нас, наоборот, была какая-то синергия и взаимодействие, я думаю, что Центробанк должен быть лишен самостоятельности. В этой своей пресловутой самостоятельности он действует не в интересах России.

 



Запись интервью в Краснодаре


-  А что должно произойти, чтобы он начал подчиняться президенту и правительству?

- Вопрос лишения Центробанка независимости – это вопрос, с одной стороны, сверхполитический, а, с другой, вполне себе прагматический. Что такое сверхполитический? Это значит, что все центральные банки во всех странах пользуются некой независимостью. Но мы, как взрослые люди, понимаем, что независимости ни от кого и ни от чего не бывает. Все от кого-то, от чего-то всегда зависят. И центральные банки тоже зависят. Только они зависят не от правительств своих государств, а от правительства одного, вполне себе, наглого большого государства под названием Соединенные Штаты Америки, или еще точнее – от глобалистских структур, в чьих интересах они и действуют. Как добиться того, чтобы Центральный банк начал действовать в интересах страны – подчинить его президенту. Как это сделать технически? Для этого нужно изменить статьи Конституции. Не только закон о ЦБ. А дальше начинается такая политическая сказка про белого бычка. Сейчас я вам ее расскажу. 

Чтобы изменить 1, 2 и 9 главы Конституции, в которых написано про Центральный банк, про идеологию, про принадлежность природных ресурсов, то есть самые важные и ключевые вещи, их нельзя изменить так, как вносились изменения в Конституцию вот совсем недавно. Поправками. Именно эти 3 главы защищены от этого. Для того, чтобы внести изменения, необходимо собрать Конституционное собрание – специальный орган для этого предназначенный и описанный в Конституции. Но вот беда – закон о том, как его созывать, не существует. И с 1993 года Дума не приняла этот закон. 8 раз разными политиками, разными фракциями вносились эти законопроекты. Для примера скажу, что одним из соавторов одного из 8 вариантов был нынешний глава Государственной думы Вячеслав Викторович Володин. Все 8 проектов были отклонены и зарублены парламентским большинством. Поэтому сегодня ситуация выглядит так: для того, чтобы изменить эти главы, нужно созвать Конституционное собрание, но его невозможно созвать, потому что нет закона, как это делать. А закон не принимается, потому что парламентское большинство его не принимает. Круг замкнулся.


- И что делать в этой ситуации?

- Что делать? Принять закон о Конституционном собрании. Другого способа просто не существует. Либо принимать новую Конституцию.

 

- Как вы видите решение демографической ситуации на фоне громких заявлений о борьбе с абортами?

- Давайте к вопросам демографии подойдем со всех сторон. Первое – моральная сторона. В сегодняшнем российском обществе, к сожалению, аборт не считается абсолютным злом, которым он на самом деле является. Здесь необходимо изменение морали общества.

Второе. Сокращение населения государства приводит в волнительное состояние всех нас. Я не видел ни одного человека, который считал бы, что это вообще не проблема. Это беспокоит всех, и это действительно проблема. Давайте посмотрим, в чем причины. Возьмем конкретную женщину и конкретного мужчину, когда они находятся в браке. Какая причина останавливает их от зачатия очередного ребенка? Жилищная проблема – это раз. Вопрос – чем мы будем его кормить? То есть причины материального характера. Значит, нужно решать их материальным способом. Каким? Материнский капитал – это очень хорошая идея. Но она разовая. Более того, инфляция и рост цен на жилье, к сожалению, частично обесценили смысл материнского капитала. Изначально эта идея президента была прекрасна. Давайте часть взноса за жилье, а то и весь, вот выдадим в виде этой суммы. Но сегодня на эту сумму жилье приобрести невозможно.

Следующий вариант. Ребенка нужно кормить ежедневно на протяжении многих лет, пока он сам не сможет зарабатывать себе на пропитание. И вот это и есть, мне кажется, наряду с моральными вещами, ответ на вопрос «что делать?». Если государство будет платить большое пособие на ребенка, это, мне кажется, решит большинство проблем, которые существуют. Для семьи здесь все понятно. Но давайте возьмем ситуацию, как говорится, из реальной жизни. Есть люди, которые находятся в отношениях, не будучи в браке и, к сожалению, может быть, его не планируют. Мы это не поощряем, но сегодня это происходит таким образом. Ведь если мы хотим решения демографической проблемы, мы хотели бы максимально широкие слои населения привлечь к ее реализации. Значит, необходимо, чтобы женщина и мужчина, которые не находятся в браке, не лишали себя продолжения рода. Но здесь мы опять упираемся в материальную составляющую. Большое количество мужчин, к сожалению, отлынивают от выплаты алиментов. Или их останавливает от определенных взаимоотношений будущая необходимость содержать последствия этих взаимоотношений.

Мне кажется, здесь государство просто должно сказать: мы не будем вмешиваться в ваши отношения, вы можете ругаться, мирится, жениться, разводиться, как хотите, но мы считаем, что рождение этого человека важно для нас всех. И поэтому мы будем платить ежемесячно пособие женщине на этого ребенка. Вне зависимости от того, несет мужчина какую-то ответственность или он подлец, или, наоборот, замечательный семьянин, мы платим это большое пособие.

Надо уйти от слова алименты в сторону. Потому что мерзавцы их все равно платить не будут, будут скрываться и бегать. А нормальные мужчины все равно будут поддерживать своих детей. Но сегодня эта система не дает нужных результатов. Значит, не нужно бояться ее изменить. То есть государство должно в своем бюджете записывать: «каждому рожденному такого-то числа до достижения 18 лет мы платим…». Я не знаю, цифру приблизительную назову – 50 тысяч рублей. Всё. Чтобы у женщины, у которой совершилось чудо, не было каких-то сомнений – рожать или не рожать. Конечно, рожать. Никаких проблем с финансами не будет. Потому что государство гарантирует это. А мужчина дополнит это все. Мне кажется, здесь лежит способ решения этой проблемы. Но есть еще другие способы.



"Если государство будет платить большое пособие на ребенка, это решит большинство проблем"


Это репатриация – возвращение наших соотечественников из-за рубежа. Вот сегодня президент подписал закон о репатриации. По разным оценкам, мы можем привезти в Россию 1-1,5 млн человек за пару лет. Чтобы было понятно, о ком идет речь… Речь идет о наших соотечественниках, уехавших в западные страны, у которых много детей, которые финансово обеспечены, которые все говорят по-русски или начнут говорить, как дети, когда сюда приедут. Люди, которые выглядят, как мы. Нашей культуры.

Я не говорю о миграции необразованных, не говорящих по-русски людей из стран Средней Азии. Оттуда должна быть точечная миграция – врачи, ученые, высококвалифицированные специалисты, которые говорят по-русски и готовы в перспективе стать частью нашего многонационального народа.

Но есть миллионы людей, которые хотят бежать с Запада, потому что ситуация там всё ухудшается во всех смыслах. В первую очередь, в моральном. Эти люди готовы приехать, но Россия до сих пор не открыта для них. Таджикскому гастарбайтеру получить паспорт гораздо легче, чем немцу из Германии многодетному, который хочет сюда приехать. Вот это парадокс. Эту ситуацию будет менять и очередной президентский указ о репатриации.

Поэтому миллион людей в год похожей с нами культуры плюс увеличение рождаемости – и мы сразу выйдем в плюс. А территория у нас огромная. У нас разве проблема, что людям негде жить? Эта проблема возникнет через 1000 лет, может быть.

Поэтому я бы вернулся здесь к идее, которую на определенном этапе мы с коллегами озвучивали. Она называется «Русский миллиард». Давайте сформулируем как задачу государства достижение численности русского народа в миллиард. Кажется, что это невозможно? Нет. Я просто приведу пример китайского народа. Сегодня в Китае живет, по разным оценкам, примерно, 1 млрд 200 млн человек – плюс/минус. Так вот в 1949 году, когда Мао Цзэдун победил в гражданской войне, численность населения Китая была 500 миллионов. Она была в 2,5 раза увеличена за 70 лет. давайте к нашим реалиям перейдем. 145 миллионов два раза увеличили – уже будет под 300, еще потом два раза. То есть, в принципе, миллиарда мы можем достигнуть лет через 200.

 

- Вы коснулись вопроса миграции, которая в последнее время стала носить проблемный характер. Какой здесь выход?

- Всегда есть индикатор какой-то социальной общественной проблемы. Если остановить среднестатистического человека и спросить – тебя это волнует? Если волнует и его, и второго, и третьего, значит, это очень острая проблема. Проблема неконтролируемой миграции сегодня волнует всех. И не потому, что мы какие-то там расисты. Нет, конечно. Люди, которые живут в России, были интернационалистами и в советский период, и в досоветский, и сейчас то же самое. Мы не разделяем людей ни по цвету кожи, ни по разрезу глаз, этого у нас нет. Но есть определённые границы. Если человек не говорит по-русски, если он не понимает, не хочет знать язык, культуру, нас это начинает напрягать. Когда мы видим в большом количестве молодых наглых людей, которые ведут себя, как не подобает вести себя согласно нашим традициям, и мы чувствуем себя неуютно на своих улицах, а наши девушки боятся выходить, это, значит, непорядок.

Эту ситуацию очень легко отрегулировать. Но есть определенные могущественные экономические силы, которые не думают ни о будущем страны, ни о чем другом, кроме своих прибылей, которые лоббируют завоз дешевой необразованной и нежелающей образовываться рабочей силы. И другая проблема – выдача части этих приехавших российского гражданства. Здесь возникает вопрос: зачем?

Чтобы был понятен масштаб проблемы: в 2016 году российское гражданство получили 12 500 выходцев из Таджикистана, а в 2021 году таких людей было 178 000. Вопрос: зачем? Возможно, я ошибаюсь, и все они Пушкина могут декламировать, прекрасно говорят на русском языке и собираются в дальнейшем не жить в каком-то анклаве, оставаясь таджиками, а стать частью великой русской империи. Но, боюсь, что ошибаюсь не в ту сторону, а они не собирались этого делать. Вот где вопрос. Нужно ужесточить вопрос выдачи российского гражданства людям из определенных частей мира и резко упростить эту процедуру тем, кто выглядит, как мы, и говорит, как мы. С кем не будет проблем. Русский немец из Германии, если пойдет по улице, его не отличить ни от кого. И он не будет безобразничать. И девушки не будут его бояться. Более того, у него есть обязательная квалификация и он привезет с собой не только много детей, но и много денег, потому что продаст там свой дом и свой бизнес. Просто мы не понимаем, насколько на Западе становится плохо в моральном смысле. Люди традиционных взглядов, люди христианского самосознания, да и исламского тоже – они на низком старте там сидят. Сюда приедут миллионы людей, которые с Россией никогда не были связаны ничем. Но сегодня они видят в ней тот «ковчег» от всеобщего безобразия и зла, которое там творится. Вот в этом источник пополнения нашей силы.



В Краснодаре у местных жителей также возникли проблемы с мигрантами


- Как вы относитесь к идее блокировки YouTube, тем более, что он заблокировал без объяснения каких-либо причин ваш канал?

- Эта тема злободневная для меня особенно. Поясню. У меня YouTube без объявления причин уничтожил канал с более полумиллионом подписчиков. И, как говорится, чтобы 2 раза не ходить, уничтожил еще запасной канал, на котором было 30 тысяч подписчиков и к которому не было никогда ни одной претензии. Если страйки в отношении основного канала были, то здесь ничего не было. Это, понятно, что сделано по политическим причинам. Я подал в суд вместе с моим коллегой и соавтором по одной из книг Дмитрием Беляевым. Мы подали на YouTube. Это дело движется. Я надеюсь, что суд в декабре может уже принять решение, мы требуем восстановление канала. Как это судебное решение будет реализовываться, это отдельный вопрос. Но я считаю для себя принципиальным пройти эту судебную процедуру и заставить Google это делать. При этом он ведет себя очень своеобразно. Чтобы была понятна вся острота ситуации… Сначала Google уничтожил мой канал. Потом, испугавшись скандала, он его восстановил – вдруг, за одну ночь, с нарушением своих же собственных правил. То есть канал находился с 3 страйками уже в доступе, после чего «дочка» Google подала заявление о банкротстве. И, видимо решив, что ей теперь сам черт не брат, уничтожила мой канал уже гораздо более капитально. И вот сегодня это дочернее предприятие Google признано банкротом. При этом на судебные заседания приходил представитель и говорил, что оно не имеет никакого отношения к тому Google, зарегистрированному в Америке и Ирландии. Прошло пару месяцев, пришел новый представитель, который сказал, что, оказывается, имеет отношение. Так что здесь я тоже вижу какую-то перспективу и движение.

А что касается блокировки YouTube… Вы знаете, блокировать, наверное, надо то, что ты можешь заменить. Поэтому надо бы побыстрее развивать наши видеосервисы. Наверное, я YouTube сейчас не стал бы блокировать. Но Запад делает всё, чтобы разорвать эту связь и подталкивает Россию иногда что-то блокировать, как это было с Facebook* (продукт компании Meta - запрещена и признана в России экстремистской по решению Минюста), который вел себя совершенно непотребно. Поэтому исключать этого я бы не стал.

 

- Ваш приезд в Краснодар связан больше с партийной работой или всё же с творчеством?

- И с тем, и с другим. Одно от другого очень сложно отделить. Я всегда, когда куда-то еду, стараюсь решить сразу несколько задач. Поэтому эта моя поездка в Краснодар, безусловно, для общения с моими партийными товарищами по партии «Справедливая Россия - За Правду». С другой стороны, это продолжение череды выставок «Острый карандаш» Бориса Ефимова. Это замечательный советский карикатурист. Обязательно приглашаю посмотреть его выставку. Я провожу авторскую экскурсию на площадке «Россия – моя история». И еще презентация моей новой книги «Террор. Кому и зачем он нужен». Так что целый спектр задач.


- Почему вы решили презентовать выставку политической карикатуры?  Чем она интересна?

- Говоря о том, почему эта выставка сейчас актуальна и интересна, нужно упомянуть несколько моментов. Стартовала эта выставка в здании Государственной думы. Она базировалась на коллекции карикатур советского, не побоюсь этого слова, великого карикатуриста Бориса Ефимова, которую собирал и собирает заместитель председателя Государственной думы от партии «Справедливая Россия - За Правду» Александр Михайлович Байбаков. И вот выставка с этими карикатурами, коих более 10 тысяч – огромное количество. Там, конечно, была какая-то часть оригиналов выставлена в Госдуме. Но проходимость там, сами понимаете, не очень большая. Хотя людей много – депутаты, посетители, помощники депутатов, секретари. Захотелось всё это богатство идей и смыслов показать как можно более широкой аудитории. И тогда мы уже, конечно, не оригиналы, а электронные версии начали привозить в регионы, где есть вот эта замечательная площадка «Россия – моя история». И я последовательно объезжаю все эти площадки, провожу авторскую экскурсию - как некое открытие выставки. Это, может быть, такой дополнительный бонус и интерес у зрителя. После чего выставка уже живет своей жизнью, люди ходят, смотрят.

Современных политиков там увидеть невозможно, потому что Борис Ефимов, хоть и прожил больше 100 лет, но современных политиков, конечно, не рисовал. Сегодняшних. Но политик как человеческий институт, политик как некий образ, конечно, там присутствует. Но, наверное, всех известных политиков 20 века там можно увидеть. За исключением, пожалуй, товарища Сталина, которого Борис Ефимов не рисовал, а уважал. И даже одну карикатуру нарисовал по прямому заказу Иосифа Виссарионовича.

 

- В современной России политическая сатира вообще развивается?

- Вообще жанр карикатуры у нас, мне кажется, утерян. Есть художники, которые присутствуют сейчас и в тг-каналах, но это всё напоминает какое-то такое самостоятельное развитие этого жанра. А как он всегда развивался? Вот есть издание, и ежедневно там печатается карикатура. Есть журнал. Первая полоса – это карикатура, внутри тоже. Таким образом, для писателей, художников-карикатуристов создавалось место работы и спрос. Можно было ежедневно трудиться и что-то делать. Поэтому есть огромная коллекция Кукрыниксов, Бориса Ефимова, других замечательных карикатуристов, которых мы знаем чуть меньше, чем эти имена. А сейчас этого нет. Поэтому государство и должно создать спрос на карикатуру. Потому что в одной картине обрисовать актуальные политические темы, я думаю, и можно, и нужно.

 

- В конце октября вышла ваша книга «Террор. Кому и зачем он нужен». В предисловии указывается, что «террор – это средство политическом борьбы одних государств в отношении других». Как в данную концепцию укладывается террор во времена Французской революции, красный и белый террор, теракты в конце 1990-х начале 2000-х (взрывы домов, Норд-Ост, Беслан и другие)?

- Эта книга не о терроре в том смысле, когда кто-то кого-то лишает жизни, а о терроре как терроризме, как инструменте политики. Именно поэтому это и написано в предисловии. Поскольку люди, к огромному сожалению, наубивали друг друга так часто и так много, что все террористические акты и злодеяния невозможно уместить в одну книгу, наверное, 10-томника не хватит. Поэтому, конечно, я выбирал определенные, конкретные ситуации, связанные не только с Россией, сразу хочу сказать, которые иллюстрируют эту основную идею книги. Терроризм – это способ воздействия одного государства на другое. Когда вы говорите о белом и красном терроре, это элементы борьбы гражданской войны, которая уже началась и идет. Это что-то из выстрелов солдат во время войны. Ну, да, солдаты стреляют друг в друга во время войны, и во время гражданской войны есть определенный террор в сторону противника. Так, к сожалению, устроена эта политическая борьба. Но кто финансирует террористов? Кто дает им деньги, идеи, кто учит их навыкам конспирации?

Вот вы сидите – прекрасная молодая девушка. Вы знаете, как уходить от слежки? Нет. А вы знаете, как собрать бомбу? Тоже нет. А вот народовольцы – такие же прекрасные девушки и юноши – они откуда-то всё это узнали. Откуда? Тогда не было интернета. Значит, кто-то научил? А навыкам ухода от слежки может научить только сотрудник специальных служб. Значит, кто-то их учил? Возможно, какие-то кроты-предатели из российских спецслужб, а, возможно, из иностранных. То есть, когда мы видим создание террористических структур, которые потрясают целые империи, то за ними стоят другие империи. Это как, знаете, чем отличается бандит от диверсанта? За бандитом стоит преступное сообщество. Это может продолжаться относительно длительное время, но заканчивается всегда одинаково. Милиция найдет и уничтожит. А за диверсантом стоит государство. У него будут безупречные документы, у него будут самые новейшие технические средства, у него будет информация от разведки государства или нескольких государств. Вот в этом и принципиальная разница. 

   

- Как вас встретил Краснодар?

- Я с вокзала сразу приехал в наш партийный офис. Краснодар встретил меня снегом, что меня порадовало, потому что я из Санкт-Петербурга, где это нормальное явление в это время года. Но могу успокоить: раз я снег привез, я его и увезу с собой. Я посмотрел, на следующий день после моего отъезда в Краснодаре +18. Так что всё вернется на круги своя.

 


Фото: "Блокнот Краснодара"


- Что планируете посетить в городе?

- Поеду обязательно в центр «Россия – моя история» - там, где презентация моей книги и авторская экскурсия. Коллеги собираются мне показать одно из своих мероприятий, обязательно хочу посмотреть. Ну, и несколько встреч с деятелями культуры и коллегами из различных сфер.



Подписывайтесь на нас в Telegram

* - продукт компании Meta - запрещена и признана в России экстремистской по решению Минюста.


Елена Бутова

Видео: Сергей Трубин

Фото: "Блокнот Краснодара"


Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Главное сегодня  Видео "Блокнот Краснодар"  
новости краснодарниколай стариковсвоспецоперациявыборы президентамигрантыдемографияповышение рождаемостивыставка
1
4