Краснодар Воскресенье, 24 октября
Общество, 08.10.2021 07:30

Опека вне закона: как попытка озлобленной чиновницы изъять 12 приемных детей-инвалидов закончилась уголовным делом

Женщина сама когда-то была приемным родителем.

Эта история началась еще в 2018-ом году. Сначала директор школы, а ныне начальница отдела по вопросам семьи и детства администрации Брюховецкого района Екатерина Емельчугова объявила самую настоящую войну двух семьям с приемными детьми-инвалидами. Сначала это были просто палки в колеса или наплевательское отношение, потом же конфликт перешел в суды, таинственный поджог, лишение выплат и закончился уголовным делом. Да вот только все еще далеко не закончилось. В обстоятельствах странного противостояния станичной опеки и двух образцовых супружеских пар - в материале редакции «Блокнот Краснодар».

Ращупкины и Ефимовы
Ксения и Анатолий Ращупкины переехали в станицу Брюховецкую из Челябинска в 2017-ом году из-за кошмарной тамошней экологии. А еще потому, что на тот момент они воспитывали семерых детей - собственную дочь и шестерых приемных. Вместе с этой большой семьей на Кубань приехала и мама Анатолия - Ирина Ефимова с супругом Александром и 10 детьми, тоже взятыми под опеку. Женщина еще в 2007-ом году начала этим заниматься и вскоре стала главой ассоциации приемных семей Челябинской области.

Ксения.jpg
Ксения Ращупкина с воспитанниками - фото: Гезалов центр

У Ксении дедушка был сиротой, Анатолий рос вместе с ребятами из детдомов, поэтому они тоже решили посвятить свою жизнь этому. Даже закончили школу приемных родителей. Кровный ребенок у них только один - девятилетняя дочь. Когда ей было четыре года, они оформили опекунство над первым несовершеннолетним. И понеслось. Оказавшись здесь, обе семьи продолжили благое дело. Правда, станица оказалась не столь гостеприимна, как им хотелось бы.

Знакомство с директрисой
После того, как все перебрались и обустроились, дети пошли в школу, но не все. Дело в том, что Ращупкины и Ефимовы берут на воспитание в основном детей-инвалидов, поскольку понимают, что у них в разы меньше шансов покинуть детдом, чем у обыкновенных ребятишек и получают за это так называемую зарплату на содержание.

11 учеников с особенностями развития оказались в коррекционном классе местной школы вместе с малолетними бандитами, числящимися на учете в полиции. Выяснилось, что в образовательном учреждении нет специальной программы и условий для обучения школьников с ментальными особенностями. Такое соседство хорошим не закончилось - нескольких воспитанников побили, когда их оставили наедине с хулиганами, хотя и не должны были.

Директором школы на тот момент была как раз Екатерина Емельчугова, которая реагировать на подобное не планировала. Тогда опекуны обратились в отдел образования и полицию. В итоге, все 11 детей перешли на дистанционное обучение, еще трое остались в обычных классах, так как справлялись с программой. Директрисе сделали выговор и вскоре она перешла на другую работу, похоже, затаив обиду.

Новая начальница опеки
То, что Емельчугова затаила обиду - очевидный факт. Работать она ушла в администрацию района на должность начальницы отдела по вопросам семьи и детства. Вот так совпадение. И сразу же после этого у Ращупкиных и Ефимовых начались сложности с органами опеки, с которыми они до этого не сталкивались от слова совсем. То справку отказывались выдавать, то положенные путевки в оздоровительные учреждения, то заставляли заполнять бумаги по пять раз из-за «помарок», то внаглую не ставили в лист ожидания на получения жилья.

В общем, все стало работать со скрипом. Точнее, с прокуратурой. Ирина и Ксения стали обращаться в надзорное ведомство и только после представлений в адрес Емельчуговой от прокурора вопросы решались. Причем жалобы на новую начальницу опеки туда поступали не только от приехавших из Челябинска.

Емельчугова.jpg
Екатерина Емельчугова собственной персоной - фото: Первый Брюховецкий

Начало войны и поджог
Дети растут, поэтому в 2019-ом году Ефимовы решили взять еще одну девочку. Опека, разумеется, отказала, причем не называя конкретных причин - отделались стандартными отписками. Тогда Ирина пошла в суд и выиграла его, ребенок оказался в семье. В это же время с отделом по вопросам семьи и детства судилась и Ксения - они только таким образом сумели удочерить Нину с синдромом Дауна. Заметьте, именно удочерить, а не взять под опеку. В итоге, оказалась она в семье Ращупкиных только прошлой зимой, процесс затянулся.

А весной 2021-го года Ефимова снова пошла в опеку - еще за одним ребенком. Получив безоговорочный отказ уже по привычке обратилась в суд и после этого у начальницы отдела по вопросам семьи и детства сорвало тормоза из-за постоянных проигрышей. Она стала в прямом смысле слова кошмарить обе семьи внезапными проверками.

Кстати, незадолго до очередного суда, 12-го мая, кто-то устроил поджог дома Ефимовых. Причем именно там, где у камер внешнего видеонаблюдения слепая зона. Кто это сделал - не установили. Благо, обошлось, сгорели только пара хозпостроек. Совпадение?




Сама была опекуном и внеплановые проверки
Для того, чтобы нагрянуть с внеплановой проверкой в приемную семью, должен быть повод - хоть анонимный звонок. А так сотрудники органов опеки заходят раз в полгода, если нет нареканий. и тут они якобы появились. В том же марте в дом Ефимовых неожиданно нагрянула комиссия, правда, что-то критическое найти не удалось - им только не понравилось, что дети учатся дистанционно, спят на двухъярусных кроватях из «Икеи» и что у них много домашних животных.

А потом появилась настоящая жалоба от 15-летнего мальчика, которого Рашупкины брали на опеку с 2016-го по 2020-ый годы. Вернуть его в детдом пришлось потому, что тот пытался надругаться над одной из девочек. Следователи этим делом как раз занимаются. А пока точка не поставлена, его определили в семью местной жительницы, которая, внимание, является подчиненной главы опеки Емельчуговой. Кстати, сама Екатерина Сергеевна тоже когда-то брала на попечительство детей. Вот только длилось это недолго - вскоре она вернула ребятишек в детдом, не справилась.

В письменной жалобе вышеупомянутого подростка с умственными отклонениями говорилось, что его избивали и не давали ни с кем общаться. Причем насилие к нему применяли не только Ксения и Анатолий, но и его мать Ирина. Описано все было юридическим языком, что безусловно вызывает сомнения. После этого в один день в оба дома нагрянули с проверками. У Ефимовых все прошло более ли менее адекватно, а вот к Ращупкиным за порог им пройти не удалось. Начальница опеки пришла с целой толпой непонятных «специалистов». Анатолий был дома без супруги и отказался пускать внутрь восемь человек, попросив вернуться в другой раз составом, который предусмотрен законом. Так у Емельчуговой появился формальный повод провернуть интригу.

Нужно забрать на обследование
Органы опеки вскоре вернулись, чтобы забрать детей на внезапное обследование - психологическую диагностику. Для этого их хотели поместить в сиротское учреждение на неопределенный срок, чтобы наблюдать. А заодно вручили обеим семьям постановления о приостановке опекунства над, в общей сложности, 12 детьми. Ни Ращупкины, ни Ефимовы детей не отдали.

Ирина.jpg
Ирина Ефимова с супругом и детьми - фото: Гезалов центр

Тогда приехала полиция, но и они не смогли изъять несовершеннолетних - оказавшись внутри домов стражи порядка не нашли каких-то угроз для их жизни, а только увидели перепуганных и рыдающих от происходящего школьников. Поэтому составили акт и уехали, отметив, что причин для принудительного изъятия несовершеннолетних не имеется и опека, кажется, что-то нарушает.

Сняли с пособия
С середины июля обе семьи не получают положенные выплаты на содержание детей. Формально, они за свой счет содержат несовершеннолетних, при этом юридически за них как бы не отвечают. Сложно, но опекуны справляются. Были накопления на отдых и учебу, запасы еды, сейчас помогают неравнодушные, фонды. Из Наставнического центра Александра Гезалова даже приехала режиссер, которая сняла короткометражку, в которой опекаемые дети обратились к президенту с просьбой оставить их в покое.

Потом пришлось взять кредит для оплаты услуг юриста, но, как выяснилось, не зря. Известная в Москве и за ее пределами адвокатесса по семейным делам Юлия Чесалина включилась в работу. Она, кстати, когда-то сама была начальником отдела опеки в столице. Сначала все разбивалось о равнодушие тех, кто должен был вмешаться. Например, та же уполномоченная по правам ребенка в Краснодарском крае Татьяна Ковалева предпочла сохранять молчание. А минтруда сослалось на то, что Емелучьгова работает у главы района и они оценку деятельности муниципальных служащих права не имеют. Но все же дела сдвинулись с мертвой точки. Например, 18-го августа суд признал незаконными и отменил акты мартовской проверки проверки опеки в доме Ефимовых. Заседание по аналогичной теме с Ращупкиными должно было состояться чуть позже.


Уголовное дело
Прокуратура и следственный комитет присмотрелись к работе отдела по вопросам семьи и детства администрации Брюховецкого района, нашли нарушения в процессуальной деятельности - ну не так дела делаются, а потом проверили документы и нашли самый настоящий подлог. Оказалось, что существует один и тот же акт с одинаковой датой - один напечатанный, другой рукописный, да вот только содержание у них противоположное. Документ, который направили в прокуратуру после мартовской проверки утверждает, что все в порядке - это как раз тот, где кровати «Икеевские» не понравились. А второй, печатный, вручили в руки Ефимовой и там указано, что дети не социализированы, не посещают ни школу, ни секции, одежды у них нет и все в этом духе.

В последних числах сентября Тимашевским межрайонным следственным отделом СКР по краю было возбуждено уголовное дело по факту внесения недостоверных сведений в акт проверки условий жизни несовершеннолетних. По версии следствия, одним из сотрудников отдела по вопросам семьи и детства администрации муниципального образования Брюховецкий район в акт проверки были внесены недостоверные сведения о наличии нарушений условий проживания подростка в приемной семье, которые не соответствуют действительности, говорится в официальном пресс-релизе регионального управления следственного комитета России.

P.S.
В самое ближайшее время и Ращупкины, и Ефимовы победят в этой бессмысленной и жестокой схватке: им вернут право опеки, выплаты и, надеемся, спокойную жизнь - суды совсем скоро и они на их стороне. А с возбуждением уголовного дела и проверок прокуратуры в брюховецкой опеке «полетят шапки». Может и начальница сменится.

Часть первая статьи 292-ой уголовного кодекса РФ гласит, что служебный подлог наказывается штрафом в размере до 80-ти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до 480-ти часов, либо исправительными или принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до полугода и даже реальным лишением свободы на срок до двух лет.

Напомним, ранее мы сообщали, что сочинская экс-следовательница идет под суд за подделку доказательств в уголовном деле

Владимир Мырзак

Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: АНАЛИТИКА  
опекаСКРКраснодарский крайинвалидыприемная семья
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

k3