Краснодар Вторник, 07 февраля
Общество, 06.12.2022 18:00

Уволены по собственному нежеланию: когда не стоит слушать профсоюз

В Краснодарском крае завершился судебный процесс между компанией «Таманьнефтегаз» и шестью ее бывшими работниками. Как сообщает РБК Краснодар, после разбирательств суд встал на сторону работодателя. Причиной же конфликта стали обстоятельства прекращения трудовых отношений: истцы не согласились подписывать изменения отдельных условий трудовых договоров и связанных с ними изменений системы премирования. Чтобы разобраться в ситуации, «Блокнот» провел собственное расследование.

 

О том, что шестеро сотрудников «Таманьнефтегаза» собираются подать в суд на компанию стало известно еще в мае. По мнению истцов, новые условия, предложенные работодателем, ухудшали условия работы, оплаты труда и премирования. Недовольные сотрудники настаивали, что компания в нарушение трудового законодательства решила изменить трудовую функцию работников в одностороннем порядке.

«Таманьнефтегаз» сразу заявил, что изменил условия трудового договора законно: изменения коснулись только названий должностей и структурных подразделений, а также системы премирования. Об этом людей предупредили за два месяца до вступления всех изменений в силу. Нововведения были призваны повысить эффективность работы транспортного подразделения, часть сотрудников которого большую часть времени фактически простаивала.

Суть в том, объяснял работодатель, что прежде за работниками был закреплен лишь один тип спецтехники. Так, «машинист автогрейдера» управлял только автогрейдером, что подтверждалось его должностной инструкцией. При этом сама должность подразумевает наличие определенной квалификации и удостоверения, которые подходят под управление и другими типами спецтехники, относящимися к землеройным машинам.

Сотрудники, ссылаясь на должностную инструкцию, садиться за штурвалы других типов транспорта как правило отказывались. И получалась ситуация, когда автогрейдер стоит (например, по причине ремонта), а сотрудник – сидит без дела и продолжает получать зарплату, хотя мог бы в это время управлять другими машинами. Логику обеих сторон понять можно – мало кто захочет выполнять «лишнюю» работу, не прописанную в его договоре. Особенно если можно не работать и получать при этом зарплату. В то время как для работодателя важна эффективность и результативность выстроенных процессов. На простои обращал внимание и профсоюз: «В отделе спецтехники службы автотранспорта людей регулярно в отсутствие основной работы направляют заниматься парко-хозяйственной деятельностью», – отмечал председатель «первички» Нефтегазстройпрофсоюза Ростислав Щербаков в августе.

Для повышения эффективности отдела спецтехники в Таманьнефтегазе решили оптимизировать работу посредством переименования должностей, определяемых для работы на одном типе спецтехники, допустимой к работе. В результате должность «машиниста автогрейдера» была переименована в «машиниста строительных и дорожных машин», таким же образом водители самосвалов, седельных тягачей и трубоплетевозов стали «водителями категорий C, E»; и так далее. Суть трудовой функции при этом не изменилась, что и подтвердил Темрюкский районный суд в шести своих решениях по каждому из дел.

С учетом нового подхода к загрузке поменялась и система премирования. По словам работодателя, она стала только выгоднее, ведь сумма премии теперь зависит от объема выполненной работы. Все просто: больше сделал – больше получил. Отдельные работники с этим категорически не согласились и посчитали это изменением трудовой функции и односторонним снижением заработной платы. Суд признал доводы уволенных работников несостоятельными.

«Условия трудового договора лишь закрепляют наличие премиальной системы и право работодателя на начисление премии. То есть выплата премии не является обязанностью работодателя, описанной в трудовом договоре. В этой связи принятие нового нормативного акта, регулирующего порядок начисления и выплаты премий, не является изменением условий трудового договора», – пояснила нашему изданию юрист Мария Еремеева.

Из 579 работников отдела спецтехники на новые условия согласились 573. Оставшиеся шестеро изменения к трудовому договору подписывать не стали, равно как отказались и от предложения работодателя о переводе на другую имеющуюся у работодателя работу и соответствующую квалификации работника, что и привело к расторжению трудового договора после 31 мая 2022 года.

Как отмечают эксперты по трудовому праву, в данном деле принципиальность работников сослужила им дурную службу – необдуманный отказ от предложений работодателя фактически вынудил того прекратить трудовые отношения с работниками. Но сама ситуация – это урок не только для работников, но и для компании.

«Жалко работников, которых явно ввели в заблуждение профсоюзные лидеры, – комментирует политический обозреватель Андрей Гусий. – Но в этом, безусловно, есть вина и самой компании, которая должна выстраивать с сотрудниками открытый диалог, объяснять плюсы и возможные минусы подобных решений. Насколько мне известно, в компании беседы с сотрудниками проводили, но, видимо, стоило уделить этому большее внимание, раз недопонимания остались. Это все очень тонкий момент, особенно когда речь заходит о каких-то изменениях в работе. Большинство трудовых договоров написаны для обывателя крайне сложно, что оставляет рядовым сотрудникам большой простор для заблуждений и неверных выводов».

Стоит отметить, что профсоюзное движение в Краснодарском крае постепенно сходит на нет. По данным на 2021 год, количество первичных организаций снизилось в 14 краевых организациях, наиболее значительно – в профсоюзах работников. В прошлом году сокращение численности членов в профсоюзных организациях продолжилось. И хотя темпы снижения замедлились, в отчетный период количество членов профсоюзов стало меньше на 16 тыс. человек, или на 2,8% (в 2020 году — на 3,6%).

Как сообщают эксперты, причины сокращения численности профсоюзов связаны со сменой собственников предприятий, снижением числа работающих из-за снижения объемов производства и его оптимизации, а также невозможностью выполнить те цели, которые накладываются на профсоюзы.

Эксперты в связи с этим отмечают, что задача профсоюза – защищать, а не становиться причиной увольнений. Как выяснила редакция «Блокнота», после первых проигрышей профсоюзные лидеры дважды не явились на заседание, из-за чего последнее пришлось неоднократно перенести. РБК-Краснодар приводит такие слова политолога Филиппа Грузина: «Сама эта ситуация со стороны выглядит странной, поскольку Таманьнефтегаз – один из ключевых работодателей не только в Темрюкском районе, но и далеко за его пределами. Каждое утро в порт Тамань приезжают сотни человек, например, из Анапы и Новороссийска. Для многих дорога в одну только сторону занимает 2-3 часа». Логистические неудобства, отмечает эксперт, компенсируются условиями – всех работников привозит и увозит корпоративный транспорт, а зарплата в компании на 60-70% превышает средние оклады по всему Краснодарскому краю.

«Причина конфликта – отсутствие слаженной коммуникации между работодателем и членами профсоюза. Функция профсоюза как раз и заключалась в том, чтобы найти общий язык и предотвратить развитие конфликта еще на первых ее стадиях. Но вместо этого была оказана «медвежья услуга», мнимая попытка помочь, что и ввело в заблуждение шестерых работников», – комментирует Андрей Гусий.




Новости на Блoкнoт-Краснодар
новости краснодаракраснодарский крайтаманьпрофсоюзтаманьнефтегазсудработодательусловия трудасотрудники
0
0
k3