Краснодар Пятница, 12 июля
Общество, 03.11.2023 09:25

Закопанный отец во дворе, мать в психбольнице, секта и антисанитария: в Краснодаре спасают 6 детей многодетной семьи

Антисанитарные условия, отсутствие кровати, посуды и элементарно необходимых вещей. В таких условиях проживали шестеро маленьких детей в частном доме под Краснодаром. 3 ноября рассказываем, как во дворе оказалась могила их отца, а мать попала в психиатрическую больницу. Почему родная тетя не может получить над ними опеку и при чем здесь ВСУ и сектантство. 



Пробирающая до глубины души история произошла в многодетной семье, живущей под Краснодаром. В ней есть всё: шестеро малолетних детей, живущих в нечеловеческих условиях, могила отца во дворе дома, сменившая имя и попавшая в психиатрическую клинику мать, пытающаяся оформить опеку тетя и даже возможные связи с ВСУ и сектой. Но обо всем поподробнее.

В редакцию «Блокнота Краснодара» обратилась местная жительница Ирина, занимающаяся волонтерством, а именно – лечением и пристраиванием брошенных собак. Женщине сообщили, что на территории одного из частных домовладений находятся собаки, оставшиеся без хозяев и нуждающиеся в помощи. Но, отправляясь выручать четвероногих из беды, Ирина даже не догадывалась, что она увидит и с какой семейной проблемой окажется связана.



Жительница Краснодара Ирина


Прибыв на место, она узнала, что в этом доме вместе с родителями проживали шестеро несовершеннолетних детей, которых на данный момент забрали органы опеки, отец оказался мертв, а мать в психиатрической клинике.

Там Ирина встретила сестру хозяйки дома, приехавшую из Москвы. Когда женщины попали внутрь, первое чувство, которое они испытали, был шок. В помещении, где жили дети, царила полная антисанитария. Повсюду была ужасная грязь, бардак. В доме не было практически ничего для нормальной жизни. Вместо кровати были установлены какие-то поддоны с матрасом, на которых, вероятно, спали все 8 членов семьи. Не было печки или другого источника для обогрева, не было посуды и детских игрушек. Грязные ванная и туалет. Как дети купались, из чего ели, на чем спали, да и как вообще жили в таких условиях, просто представить страшно.




Обстановка внутри дома


- Увидев жуткие условия проживания детей, мы не смогли остаться равнодушными, потому что это даже в голове не укладывалось. Поверьте, у меня собаки во дворе лучше живут, - рассказала Ирина журналистам. - Шестеро детей. Найти что-то, похожее на холодильник, мы не смогли. Мы не нашли шкафчиков, где могла бы лежать детская одежда. Не нашли посуды. Все, что мы обнаружили – это грязную, залитую водой кастрюлю. Сложилось впечатление, что все ели из нее. Считаю, что дети подвергались ужасному обращению. Подозреваю, что были голодны, плохо одевались, за ними никто не следил. Вещи валялись на полу и все были грязные. Соседи заявляли, что дети не посещают ни школы, ни садики.




В таких условиях жили шестеро маленьких детей


Сестра хозяйки дома Розалии или, как ее звали раньше – Татьяны, Светлана приехала из Москвы после случившегося. И теперь направила все свои силы на то, чтобы взять опеку над своими племенниками. Именно она и рассказала журналистам «Блокнота Краснодара» историю их семьи, и как все это могло произойти.

- Я проживаю в Москве с мужем и нашей общей с сестрой мамой. Мы с ней мало общались, в основном мама. Но 1,5 года назад мы семьей поехали в Крым и решили к ней заехать, увидеться, и чтобы дети познакомились – до этого только по видеозвонкам общались. Она сказала, что мы не хотим с вами видеться и вообще лучше давай не будем общаться, - вспоминает Светлана. - Мы подумали, что эта ситуация связана с тем, что ее супруг – украинец. Его братья сейчас будто бы выступают на стороне Украины. В диалоге с мамой она, как я поняла, говорила, что они якобы поддерживают ту страну, живя здесь, в Краснодаре, и получая пособия от нашего государства. С ее слов, муж собирался повезти их куда-то на Украину, чтобы он поддерживал своих братьев, а она с детьми, наверное, жили бы там под бомбежками.

С тех пор родственницы не общались, и Светлана понятия не имела, где именно в Краснодаре и как живет ее сестра со своей семьей. Все изменилось в конце этого лета.

- В августе она начала мне звонить, говорить, что у нее что-то случилось в семье. Сказала, что ее супруг уехал на Украину и, наверное, не вернется. У него якобы мама больная, и он хочет воевать с той стороны. Потом она сказала, что он ушел к другой женщине. Но у них 6 детей, поэтому это тоже удивительно, - отметила Светлана. - Как-то вообще странно со мной разговаривала. Я спрашивала, как ее дети. Поняла, что те не ходят в поликлинику, так как они болели, кашляли. Она говорила, что они живут в хороших условиях. Потом стала мне предлагать купить их дом. Начала говорить про какую-то льготу на покупку земли. Не в денежной форме, а, видимо, государство дало им возможность. Вот они купили какой-то дом в Ростовской области, где крыша рушится, чтобы потом его продать и обналичить деньги. И она мне предлагала купить, хотя собственником являлся ее супруг. Какие-то странные аферы мне начала предлагать. Я понимаю, что ей нужны большие деньги, около 500 тысяч.

Такой суммы у родственницы не оказалось. Вместо этого она предлагала помощь с детьми – устроить в школу, съездить в поликлинику. В ответ были поддакивания, но больше ничего. А спустя несколько дней Розалия позвонила маме, с которой тоже не общалась 1,5 года, и рассказала шокирующую историю.


Могила во дворе дома

По словам Светланы, Розалия сообщила, что ее супруг Иван в августе месяце, накануне годовщины их брака, якобы совершил суицид, и будто бы это увидели старшие дети.

- Она от страха, что к ним придут органы опеки, полиция и увидят, как они живут, зарыла его во дворе и потом залила бетоном, - рассказала Светлана. - Он был зарыт примерно в 30 сантиметрах от поверхности земли так, что даже торчали ноги. Она это рассказала маме, потому что, видимо, человек просто не в состоянии был такую информацию в себе держать.

Ошарашенные родственники после этого разговора позвонили на горячую линию Следственного комитета России, объяснив ситуацию и оставив заявку. Саму женщину они ни о чем не предупреждали. Правоохранительные органы не могли не отреагировать на такой сигнал и прибыли по указанному адресу.



Женщина похоронила мужа во дворе дома


- Я была с ней на связи в этот день, она не знала, что я тоже замешана, а узнала только про маму в тот момент, когда к ней пришли, - вспоминает Светлана. - Нашли сразу труп, и только на этом основании смогли зайти к ней в дом, до этого не имели права. Пытались как-то сделать, чтобы она вышла из бани и дала им объяснения, почему у нее зарыт труп на участке, но она закрылась с детьми. Это было очень страшно. Они там целый день провели. Там были и психолог, и социальный работник, они пытались сделать так, чтобы она вышла на контакт. Потому что не понятно было, что там? Вдруг она что-то с детьми сделает и с собой на фоне этого стресса.

В итоге инцидент закончился тем, что детей изъяли. Четверых отправили в центр временного содержания, а двоих самых маленьких отвезли в инфекционную больницу из-за кашля. Саму же Розалию доставили в психиатрическую больницу.

- Когда мы с ней общались до этого, она говорила, что дает детям какие-то успокоительные, чтобы они спали и не плакали, если придут из опеки или полиции и начнут стучать в ворота. Она считала, что все вокруг против них настроены, что за ней бегают и хотят отобрать детей. Я говорю: это странно, если нет прецедента. Она ответила, что у нее девочка уходила из дома, где-то плутала, а соседи останавливали ее и вызывали полицию. Это было еще года за 1,5, когда, с ее слов, за ними начала наблюдать опека и проявлять интерес. И пока я с ней общалась эти 2 месяца - с августа по октябрь - она мне рассказывала разные истории о том, что полиция и опека неправомерно пытаются к ним зайти, - говорит Светлана.




Дом многодетной семьи


Журналисты «Блокнота Краснодара» обратились в следственное управление СКР по Краснодарскому краю за комментарием относительно обнаружения во дворе дома тела его хозяина Ивана.

- Проводится доследственная проверка, назначено судебно-медицинская экспертиза, производство которой не окончено. Вместе с тем, признаков криминального характера смерти погибшего не установлено. По окончании проверки будет принято соответствующее процессуальное решение. Кроме того, следователем в органы профилактики безнадзорности и преступности несовершеннолетних направлены необходимые письма для принятия мер защиты прав несовершеннолетних, - ответили в пресс-службе ведомства.


Смена имени и странное поведение

По словам Светланы, семья ее сестры в основном жила на пособия, а сама Розалия никогда не работала. Хотя Иван, вероятно все же где-то трудился.

- И вот около 4-5 лет назад она решила изменить имя и отчество. Была Татьяной, а стала Розалией. Фамилию мужа не сменила только потому, что супруг настоял на этом, чтобы у нее с детьми была одинаковая. Конечно, она читала Библию, ходила в какую-то церковь, но что на нее идет какое-то очень серьезное влияние… Может, так она решила отделиться от родителей, которые с ней не живут. Может быть, там какая-то секта была. Потому что Иван точно ходил в какую-то церковь. Может быть, влияние оттуда? Потому что, куда девались деньги, которые государство им платило? Там больше 80 тысяч, не считая того, что он зарабатывал. А сейчас на ней и ее муже много кредитов, около 500 тысяч. У нее в шкафу висят шубы, которые он ей дарил. И висит плазма на стене – также в кредит. Больше ничего нет. Ни столов, ни кроватей, ничего для детей, - говорит Светлана.




В доме повсюду была грязь


Опека над детьми

Увиденное в доме сестры и в целом вся эта история шокировали женщину. И вместе с мужем они решили взять опеку над четверыми старшими детьми. И это при том, что у них есть двое собственных. А самых маленьких племянников, как позже пояснила Ирина, ей посоветовали не брать, так как им якобы быстро смогут найти новую семью.

Но, как выяснилось, не все так просто. Казалось бы, дети жили в ужасающих условиях, по словам соседей, никогда не посещали образовательных учреждений, выглядели неопрятно. Да еще история с закопанным во дворе отцом. А сама мать в психлечебнице. Светлана же может дать детям все необходимое и окружить их заботой. Но, несмотря на это, отдать детей под опеку ей не торопятся. Розалия на сегодняшний день не лишена родительских прав и не ограничена в них. Это и вызывает опасение ее сестры. Ведь, согласно законодательству, когда Розалия выйдет из медучреждения, детей ей отдадут по первому же заявлению. И тогда они, как минимум, вернутся в прежние условия. Светлана, тем временем, столкнулась с бюрократической машиной Краснодарского края.

- Мы приехали в Краснодар, обошли все органы власти. И поняли, что без огласки, без каких-то действий из Москвы мы не можем ничего сделать, - признается женщина. - Поехали поговорить с инспекторами ПДН. Они нам говорят: да, мы знаем про эту семью, но у нас ничего нет, никакой фиксации, что семья неблагополучная. Потом приехали в опеку. Говорят, собирайте документы. Я им показала видео с условиями, которые непригодны для жизни. Дети не ходят в школу, в поликлинику, двоих она рожала дома, но все это не является поводом для ограничения ее в правах. Представляете? Опека говорит: мы будем разбираться, но нам нужно заявление из полиции. Они все друг на друга как мячик кидают. Если она сейчас выйдет, то заберет детей по первому заявлению. И еще неизвестно, что она сделает с ними после случившегося. Мы заявляли, что она дает какие-то таблетки детям, хотели, чтобы проверили и взяли анализы у них. Ничего не было взято. Я написала заявление, чтобы провели психиатрическую экспертизу. А вдруг они состояли в секте? Скорее всего, она действительно неадекватная, учитывая ситуацию с мужем и захоронением таким на участке. Да еще с привлечением детей к этому. В центре временного содержания, где сейчас находятся дети, провели проверку и выяснилось, что они не числятся ни в одной школе. Они якобы не сдавали никакие аттестации, экзамены. Хотя, видимо, она с ними сама занималась. Дети не ходят в поликлинику. Она же получает до сих пор пособия. А если она скроется в неизвестном направлении, мы никогда не узнаем, что происходит с детьми.

 

Состояние ванной комнаты в доме


Поездка в к месту проживания семьи

Журналисты «Блокнота Краснодара», узнав об этой из ряда вон выходящей ситуации, отправились к месту проживания семьи, чтобы увидеть их дом и пообщаться с соседями.

Увиденное вызвало смешанные чувства и даже недоумение. На узкой улочке с дачными домиками и, как правило, низкими заборчиками, бросался в глаза высокий, полностью закрывающий обзор металлический забор дома Розалии. Крышу жилища едва можно было рассмотреть из-за него, но было видно, что она довольно старая, в отличии от ограды. Кроме того, сверху на заборе красовались две видеокамеры. Возникло очень много вопросов. Учитывая условия в доме, отсутствие элементарно необходимых вещей, грязь, откуда же взялись деньги на камеры? А, главное, для чего они вообще были нужны?





Забор дома многодетной семьи заметно отличался от соседских


Проезжавший на велосипеде мимо съемочной группы мужчина ответил на несколько вопросов, отметив, что работает много и долго, но такой забор не может позволить поставить у себя. И добавил, что нужно бы проверить, насколько законна установка такой высокой ограды в садовом товариществе, где якобы допускаются заборы не выше 2 метров.



Мужчина знает о семье не так много


С журналистами приехала и Ирина, которая не осталась равнодушна к проблеме и хочет помочь Светлане получить опеку над детьми. Женщина собрала пояснения местных жителей об этой семье, чтобы передать правоохранительным органам.

- Есть масса пояснений людей, в которых также говорится, что за детьми отсутствовал какой-либо уход, даже в холодное время они могли находиться босыми на улице. Вот женщина пишет: «Дети приходили к моим внукам. Всегда голодные. Я, естественно, их кормила. Были очень неопрятные, грязные, зачастую были босиком», - прочитала Ирина несколько выдержек из собранных бумаг.- Я приготовила свое обращение в Карасунский округ полиции, где будут указаны нарушения по статьям – по содержанию, воспитанию и прочему. Юрист пишет везде обращения – в ПДН, опеку, прокуратуру. Он сейчас проводит очень много работы.



Ирина сопровождала съемочную группу


Местные жительницы также пришли рассказать журналистам, что знают об этой семье.

Ольга работает в магазине, поэтому немного знала эту семью.

- Брали они очень мало продуктов. Если на всех детей один пакет молока – это ни о чем. Был такой случай, когда люди говорили, что видели старшего мальчика спящим в холодное время суток на остановке. Говорили папе, тот сказал, что он убежал. Но, я думаю, не по хорошим причинам дети сбегают из дома, - поясняет женщина. – А девочка пыталась залезть к нам в машину. Первый раз, когда носили товар, ее спугнули, она убежала. А второй раз машину не закрыли, но быстро вернулись, она уже в ней была. Когда мы стали подходить, она выбежала. Слышали со слов людей, что неоднократно ее ловили. Видели ее у дороги, когда она шла пешком в темное время суток. Я останавливалась, кричала, она убегала в лесополосу. По всей видимости, родители воспитанием вообще не занимались. Детей такой маме, я думаю, нельзя доверять. Адекватный человек не мог закопать труп на своей территории. Нужно было обязательно вызвать сотрудников, позвать соседей, как это обычно делается. Я считаю, что это неадекватный случай.



Местная жительница Ольга рассказала о многодетной семье


Со слов соседей, упомянутая девочка часто гуляла на улице и довольно далеко от дома, информация о ней даже появлялась в местном чате. Кстати, это одна из возможных причин установки такого высокого забора, как заявили местные жители. Чтобы дети не сбегали.

- Ивана, отца, я видела часто. Он приходил за продуктами. Не скажу, что их покупалось много. Сладости детям тоже не покупались. В основном в магазин ходил старший. Брал пакет молока раз в неделю и два рулона туалетной бумаги. Девочка крайне редко заходила, не здоровалась, не разговаривала. Средняя девочка – это наша местная знаменитость. Дитё выглядело плохо, могла что-то украсть в магазине, если ты зазевался, попрошайничала очень часто. Но, естественно, люди сердобольные – подкармливали, - рассказала Екатерина, также работающая в местном магазине. - Мать, Розу, за 3 года я не видела ни разу. Люди даже поговаривали, что она не выходит из дома по несколько месяцев. Соседи говорили, что приходили органы опеки. Но она не пускала никого.

 

Сотрудница местного магазина Екатерина рассказала о детях и их отце


Разъяснения юриста

Светлана обратилась к юристу Ольге Цирульник за правовой помощью в части получения опекунства над детьми. В разговоре с журналистом специалист отметила, что идет следствие, правоохранительные органы работают, а все соответствующие документы заявлены и ей, и Светланой. Теперь нужно дождаться их рассмотрения.

- Ситуация непростая. Я была на приеме у руководителей округа, и в прокуратуре. Но, к сожалению, существуют определенные сроки. Сейчас основная задача – оградить детей от каких-то травм. На сегодняшний день они в безопасности, в соответствующем центре находятся, за ними осуществляется уход. В этом плане у меня претензий к органам государственной власти нет, - ответила Ольга. - У меня вопрос в том, что, если эта ситуация была ни вчера, ни позавчера, а ранее, то, если об этом знали, почему не приняли меры? Хочу разобраться в этой истории. У каждого органа есть определенные полномочия. Одни органы выявляют, другие – привлекают к ответственности, одни – к административной, другие – к уголовной. Вот на каком этапе, кто не выполнил свои обязанности, я сейчас не могу сказать. Я хочу понять, было ли действительно известно органам ПДН, управлению по вопросам семьи и детства о том, что семья неблагополучная. И подпадает ли она под статус неблагополучной? Пока я не могу убедительно ответить на этот вопрос. Собираю информацию, бумаги. Но существуют определенные сроки рассмотрения. Это 30 дней.

- Матери могут отдать детей, несмотря ни на что?

- По законодательству мать является родителем. И на сегодняшний день не принято решение об ограничении ее родительских прав. Но данный вопрос рассматривается. Мной везде направлены материалы, в том числе в следственный комитет, который тоже проводит проверку. Поэтому ждем информации.




Пояснения соседей семьи


- А что с психиатрической экспертизой? Светлана говорит, что подала заявление.

- Нет такой формы, как заявления. Если есть материалы проверки, то направляется ходатайство следователю о проведении. Все зависит от того, какая проводится проверка. Если по факту эпизода с супругом, то какое отношение супруга к этому имеет? Она же не принудительно попала в больницу, а была самостоятельно госпитализирована и не сопротивлялась. Принудительное размещение в психиатрической больнице – такого документа нет. Да, ее доставили туда, она находится там, понимая, что ей нужна помощь. Какой диагноз будет у нее, мы не знаем. Она находится там уже достаточно длительное время, значит, есть основания полагать, что есть какие-то проблемы со здоровьем. Я думаю, что через неделю будет понятно.

- Что представляет из себя процедура получения опеки?

- Прежде всего, нужно убедиться, что родитель утерял свой статус или ограничен правами. Это решение принимает опека. В данном случае, нужно понять, будет ли она выходить с заявлением о лишении родительских прав? Потому что, согласно законодательству, это может сделать определенный круг лиц: один из супругов – это мы исключаем; управление по вопросам семьи и детства; прокуратура; или иное лицо, выполняющее функции родителя, но у нас нет такого. Соответственно, управление должно первым ответить на вопрос: мы идем по пути ограничения прав мамы, по пути лишения прав или встанет вопрос о том, что она недееспособна? Сейчас никто не может ответить на это. Нужно дождаться все-таки результата исследования.

- Это единственный вариант?

- Еще существует такая процедура, как отобрание детей. Если есть близкие родственники, которые готовы, то почему бы и нет. Это решается немедленно, в кратчайшие сроки. Но у нас законодательство так устроено, что нет такого порядка, который регламентировал бы порядок оформления предварительной опеки. Например, в Московской области это есть. Четкие сроки, документы, которые предоставляются. Но у нас этого нет. По крайней мере, я не нашла такого документа, который бы регламентировал. Настолько это не урегулировано на сегодняшний день. Если управление ждет обращения, так мы обратились. В какие сроки это должны рассматривать? Закон говорит – немедленно. А что такое немедленно для управления, я пока ответа не получила.

По словам Ольги Цирульник, Светлана направила все документы в управления семьи и детства еще на прошлой неделе. Но обратной связи пока нет. Ею лично направлено заявление о принятии решения о немедленном отобрании детей и по выходу с иском в суд.

- Я общалась с руководителем управления, с начальниками отделов еще 20 октября. Но пока мне предложили принести соответствующие документы, которые я физически принести не могу. Например, свидетельство о смерти папы. Мне говорят, вы же понимаете, что он родитель. Я отвечаю, вы же понимаете, что факт установлен и личность установлена следственным комитетом? Я не знаю, направили они запросы в соответствующие органы или не направили. Об этом должно беспокоиться управление. Опять же, возвращаясь к законодательству. Четкий перечень документов. А они внутренними документами руководствуются. Но ситуация же - выходящая за пределы нормального. Она необычная, критичная. При наличии родственников пока мы не можем сдвинуться с места. И, когда это произойдет, не могу сказать. Все в курсе, все понимают, что нужно принимать меры. Проверка ведется в отношении мамы. Какое процессуальное решение примут, это уже к органам. Они работают. Здесь я ничего не могу сказать. Везде обратились, теперь ждем.

 

Уезжая в Москву, Светлана приобрела детям одежду, обувь, телефоны и теперь ежедневно выходит с ними на связь, ожидая разрешения проблемы.



Светлана - сестра Розалии


- Спустя две недели наша ситуация не сдвинулась с той точки, в которой она была. Конечно, я задаюсь вопросом: кто ее допустил? Потому что были жалобы и в органы ПДН, и в опеку со стороны других неравнодушных людей, которые проживали рядом с семьей моей сестры. Что это? Отсутствие полномочий вмешиваться в чужую жизнь? Или это просто безалаберное отношение к своей работе, отсутствие человечности, заинтересованности? – говорит женщина. - И мы готовы взять ответственность за этих детей на себя. Дайте нам возможность это сделать. Я обращаюсь сейчас к органам опеки, к ПДН, полиции. Конечно, здесь есть и наша вина, потому что мы являемся семьей. Но я считаю, что дети должны расти в других условиях. Сейчас кого-то обвинять, наверное, не нужно. Но мы просим помощи, понимания, сострадания в возникшей ситуации.

Все, что мы сейчас хотим, это забрать детей и адаптировать их к жизни. Что касается моей сестры, считаю, что причиной такого ее поведения может быть религия, вернее, какая-то секта, куда она попала. И на данный момент мы не можем найти объяснение тому, что происходит в ее жизни. Адекватного объяснения.

 

Ранее "Блокнот Краснодара" сообщал, что по решению суда приставы забрали несовершеннолетнего ребенка у жительницы станицы Полтавской, состоявшей в религиозной секте и всячески изолировавшей детей от общества.



Елена Бутова

Видео и фото: Сергей Трубин

Фото и видео из дома предоставлены Светланой


Новости на Блoкнoт-Краснодар
  Тема: Главное сегодня  Видео "Блокнот Краснодар"  
новости краснодардетиопекапднследственный комитетсектавсупсихиатрическая клиника
0
1